Роман «Дубликат»

Глава 26. Змеиные плантации

Позволив себе немного отдохнуть, мужчины двинулись вброд — обойти водную преграду было невозможно. Двигаясь вдоль подножия горной гряды, путники поднялись на противоположный склон. Их взглядам открылось поразительное зрелище. Под ними расстилалась плодородная долина, благоухающая зеленью, с ровными прямоугольниками ухоженных полей, цветущими садами и зелёными предгорными террасами, огибающими в несколько ярусов горные склоны.

mountain_valley_village_arabia

На краю оазиса располагались несколько кварталов с домами-башнями из каменных блоков, высота некоторых строений достигала трёх этажей. Тесно стоящие друг к другу здания были обнесены невысокими каменными заборами, повторяющими причудливые лабиринты дорожек. Словно обороняя крепостные строения на первой линии, вокруг зданий раскинулся палаточный городок. Разноцветные тенты издали напоминали трепещущие лепестки гигантских цветов, будто мощный порыв ветра с возвышающейся над поселком высокой горы смахнул палатки в долину.

— Бассамет там, — произнес Насир, махнув рукой в сторону долины. — Вам нужно найти спуск. Я попадал сюда не отсюда.

— А ты? — спросил юноша.

— Я не пойду. Вернусь домой, — проводник устало присел на край скалы.

— Почему уходишь? — удивился Мансур. — Не беспокойся, у меня есть деньги.

— Хочу сам найти сокровища Ирама. Это наша земля, и мы никому не должны отдавать то, что принадлежит нам. Почему чужестранцы всегда хотят отнять у нас самое ценное? Уважаемый, не желаешь отправиться к старому городу? — предложил Насир сыну шейха.

— Не сейчас, есть другие важные дела, — дипломатично отказался Мансур. — Пойдём с нами!

— Вы спасли мне жизнь. Я благодарен. Привел вас в Бассамет, но сейчас возвращаюсь.

— Тебе привычны эти места, проводи нас хотя бы до деревни.

— Ладно, — Насир поднялся и пошёл подыскивать удачное место для спуска.

— Как ты собирался сюда попасть без проводника, не имея понятия, куда вообще направляешься? — недоумевал сын шейха, но так и не дождался от юноши внятного ответа. Прикрывая глаза рукой, Гарман пытался разглядеть, что происходит на улицах рядом с палатками, но было слишком далеко.

Приемлемый спуск удалось найти только спустя километр, по левому, более пологому скату котловины. Проводник предупредил путников, чтобы они старались не наступать на камни, двигаясь вниз по ложбине, образовавшейся от потоков талых вод. Осыпаясь вниз, мелкие камни могли вызвать сотрясение породы и каменную лавину, от которой не удастся спрятаться на оголенном крутом откосе.

Неопытным в горных походах путникам пришлось нелегко во время спуска. Требовалось осторожно ступать на каменистую почву, поворачивая стопы чуть под углом к направлению движения. Тонкие струйки потревоженных камней то и дело нагоняли их, нанося удары по уставшим ногам, а мелкие острые камни больно ранили, врезаясь в икры.

Последним на расстоянии в пару десятков шагов спускался Насир, предупреждая об опасных участках. Спустившись, наконец, мужчины оказались на дне огромной ямы, окруженной неприступными горами и сплошь усаженной невысокими зелеными кустами ката. Оказалось, что до поселка, хорошо защищенного от незваных гостей каменной границей, можно было добраться и со стороны, откуда пришли путники. До широкой тропы, которая хорошо просматривалась сверху, оставалось не более сотни метров.

Внезапно раздался крик Насира, после чего тот кубарем скатился прямо под ноги испуганным путникам. Думая, что мужчина оступился, Гарман бросился к упавшему, чтобы помочь, но дела обстояли совсем плохо. Мужчина корчился от боли, держась за левую щиколотку.

— Меня укусила гюрза! Здесь всё ими кишит! — в глазах проводника плескался ужас.

— Дай, посмотрю. Отпусти же руки! — воскликнул чеканщик, сбрасывая баул на землю.

viper_plantation_cat_Yemen

На внешней стороне стопы, чуть выше пятки виднелись две глубокие ранки, окруженные слегка покрасневшей кожей. Гарман замер, прислушиваясь к окружающим их звукам. Среди шелеста листвы и слабого писка какой-то птицы в зарослях удалось различить слабый шорох. Неподвижно застывший Мансур оглядывал низину, плотно усаженную ровными рядами кустов с небольшими округлыми листикам. Казалось, он не замечал, что рядом корчится от боли и ужаса проводник, вокруг которого хлопочет спутник. Сын шейха размышлял, как добраться до тропы и не подвергнуться нападению ядовитых змей.

— Я могу умереть! О горе мне! — причитал несчастный.

— Что нужно делать?

— Помоги перетянуть ногу, — Насир снял головной платок и протянул его юноше. — Нужно быстро бежать или не двигаться вовсе. Гигантские гадюки не нападают просто так.

— Ты потревожил змею, наступив на неё, — крепко стянув повязку, Гарман помог мужчине встать. Подобрав винтовку и перевесив баул на другую сторону, он взял проводника под руку. — Так можешь идти?

— Лучше выбраться поскорее на тропу, — проронил Мансур, медленно и осторожно продвигаясь сквозь плотную стену кустарника туда, где, по его мнению, начиналась тропинка. — В плантациях ката гадюк могут разводить специально, чтобы отпугнуть посторонних.

— Помогите дойти до деревни! Там должен быть лекарь. Я не хочу умирать, — смертельно испуганный проводник машинально отщипнул от ближайшего куста несколько листочков, запихнул себе в рот и принялся судорожно жевать их.

Мужчины едва успевали вслед за сыном шейха, который уверенно пробивал себе путь, не оглядываясь на спутников. Насир, поддерживаемый Гарманом, пытался не тормозить спутников, хотя наступать на стремительно распухающую ногу ему было невыносимо больно. Успешно преодолев заросли, группа вышла на хорошо утоптанную тропу, видимо, пролегающую по периметру долины. Не прошло и получаса, как на горизонте появились крыши самых высоких домов, и воодушевлённые путники ускорили шаг.

Подойдя ближе, на одном из зданий деревни путники заметили фигуры людей, видимо, давно наблюдающих за перемещениями чужаков. Солнце хорошо освещало долину, но совсем скоро собиралось скрыться за горной грядой. Тропа привела мужчин к перекрестку с широкой песчаной дорогой, и они замешкались, не зная куда направиться. «Туда!» — прохрипел проводник, указывая в противоположную сторону от полей, и группа направилась к деревне.

На подходах к селению путникам преградили путь два вооружённых всадника, лица которых скрывали пёстрые платки. Белые длиннополые одеяния мужчин, из под которых виднелись оголённые ноги в прочных кожаных сандалиях, были перехвачены широкими наборными поясами с традиционными для этих мест джамбия [43] в ярко красных ножнах. В ответ на вежливое приветствие Мансура один из воинов, подъехал к Гарману и протянул руку за винтовкой.

Мрачное, словно высеченное из камня лицо мужчины в скрученном на самой макушке темно-зелёном платке наводило ужас. Окинув оценивающим взглядом незваных гостей, боявшихся пошелохнуться, воин взмахнул дулом висевшего наперевес автомата, недвусмысленно указывая направление движения. Свирепое выражение смуглого скуластого лица второго всадника не давало надежды на какие-либо переговоры, и пленники покорно двинулись к селению в сопровождении молчаливой охраны.


  • [43] Джамбия — восточный кинжал с широким загнутым клинком без гарды. Традиционный элемент национального мужского костюма йеменцев Назад

Опубликовано 23 марта 2014 г.