Роман «Дубликат»

Глава 15. Танцовщица

Бубен ускорял темп, музыканты подпевали всё громче, скандируя хором слова на незнакомом языке. Раскачиваясь и вертясь, как заведённый, Гарман уже не мог остановиться, тщетно пытаясь успеть в кружении за странной женщиной. В конце концов, он потерял равновесие и упал навзничь, но боли не почувствовал. В оцепенении юноша наблюдал за танцовщицей, которая невидящими глазами смотрела куда-то вдаль, продолжая танец.

Внезапно сидящий в центре мужчина встал и, размотав чалму, хлестнул тканью по столу так, что посуда с грохотом посыпалась на пол. Второй захлопал в ладоши над головой, что-то резко выкрикнув, а бубен в руках третьего загрохотал еще громче. Женщина, не останавливая кружение, начала сбрасывать с себя одежду — сначала на пол полетели одна за другой широкие юбки, потом она сняла рубашку и осталась голой, в ожерелье из крупных бусин, браслетах и шапочке.

Тело танцовщицы было разрисовано затейливым орнаментом, напомнившим ключнику изысканную чеканку на дорогих серебряных подносах. Возбуждённые танцем зрители вскочили с мест и начали раскачиваться из стороны в сторону, завывая и ритмично хлопая в ладоши.

Продолжая лежать на спине, Гарман с трепетом смотрел на кружащуюся в экстазе обнажённую женщину, не в силах пошевелить ни ногой, ни рукой. Внезапно та упала рядом с ним на колени и быстро принялась расплетать свою длинную черную косу, медленно подползая к окаменевшему от ужаса юноше.

red_dancer_east

Окружающее казалось нереальным, будто в тумане. Гарман словно спал и бодрствовал одновременно. Его голова лежала на коленях у танцовщицы, а рядом сидели его спутники и, пытаясь ещё чем-то напоить несчастного, засыпали его вопросами. Горячась, юноша сбивчиво рассказывал склонившемуся над ним мужчине с бородкой про чашу, сталактитовую пещеру, про удивительный напиток бессмертия и никак не мог остановиться.

Как заколдованный, громким шепотом юный чеканщик повторял снова и снова, что очень важно найти секрет вечной жизни для всех людей. Со всей серьёзностью он убеждал спутника, и без того внимательно слушающего его бессвязный лепет, что в этом ответственном деле ему обязательно поможет влиятельный шейх Иса и его сын, которому он спас жизнь.

Слушая запинающегося юношу, смеялись грозные хозяева, а растрёпанная и раскрасневшаяся танцовщица щекотала ноги лежащего остриём маленького клинка. Измученного Гармана оставили в покое, только когда он потерял сознание.

Пробуждение было тяжелым. Откуда-то издалека доносились голоса людей и ритмичный металлический лязг. С трудом открыв глаза, юноша обнаружил себя лежащим в углу комнаты, где полностью отсутствовала мебель, а единственное окно у самого пола было завешано продырявленным посередине покрывалом. Дневной свет, пробивающийся сквозь отверстие, говорил о том, что кошмарная ночь позади.

Тишину в доме нарушали посторонние звуки, проникавшие в помещение с улицы через приоткрытую дверь. Гарману не удавалось разобрать, о чем за окном спорили люди. Звенело и ухало, как оказалось, где-то внутри раскалывающейся на части головы, во рту ощущался горьковатый привкус, и невыносимо хотелось пить. Отчаянно саднили мелкие порезы на ногах, о происхождении которых юноша не догадывался.

События вчерашнего вечера всплывали в голове отрывками и никак не складывались в единое целое. Юноша не знал, как после вечеринки оказался в этом месте, но зато отчетливо помнил, как с трудом выбирался из тесной машины, неудачно зацепившись рубашкой за торчащее зеркало. Комнату он не узнавал, возможно, его кто-то сюда перенёс, либо он приполз сюда сам. Малейшие попытки принять сидячее положение вызывали тошноту и пульсирующую боль в затылке.

Воздух в помещении был практически недвижим и, если бы не приоткрытая дверь, юноша наверняка бы задохнулся. Жажда вынуждала действовать, поэтому пришлось сначала сесть, а затем встать на дрожащие от слабости ноги, держась за стену. Проклиная себя за то, что не остался в темном ангаре спокойно дожидаться Мансура, Гарман лихорадочно размышлял. Следовало немедленно уносить ноги из этого страшного места и отправляться на поиски гаража Салеха, где остались его вещи и документы.

За дверью обнаружилась та самая комната, где накануне вечером черноволосая женщина развлекала своих зрителей. На ковре лежал перевернутый глиняный кубок, из которого его поили отвратительным зельем, на столе с остатками посуды зловеще поблёскивал браслет танцовщицы

«Почему они не убили меня?» - задавал себе вопрос юноша и не находил ответа, перемещаясь по дому, казавшемуся при свете дня заброшенным. В пустых, пыльных и замусоренных комнатах кое-где стояла странная мебель, будто случайно оказавшаяся здесь, вдоль стен были расстелены ковры, валялись несвежие подушки и одеяла. Личных вещей, указывающих на то, что здесь постоянно живут люди, не обнаружилось.

Двигаясь дальше на едва уловимый запах кофе, парень оказался в узком помещении, напоминающем кухню — на высоком ящике у окна стояли кофейники и чашки, сахар в большой деревянной банке. К неописуемому восторгу чуть живого юноши в углу обнаружилась прозрачная пластмассовая бутыль с водой, и он смог утолить мучившую его жажду.

Борясь с подступающей дурнотой, Гарман прильнул к окну, пытаясь оценить обстановку снаружи. Послеполуденное солнце ещё раскаляло пыльные стены дома, но до вечера оставалось совсем немного. Улица казалась пустынной, мимо иногда проезжали легковые автомобили, изредка проходили люди. Двое мужчин, несущих на плечах большие корзины, вероятно, возвращались с работы, по другой стороне улицы шла женщина, ведя за руку заплаканного ребенка.


Опубликовано 07 января 2014 г.