Роман «Дубликат»

Глава 15. Танцовщица

Набравшись духу, Гарман взял со стола браслет танцовщицы, допил оставшуюся воду и пошел к выходу. Толкнув дверь, оказавшуюся незапертой, он вдохнул пыльный горячий воздух и шагнул наружу. Ему повезло, в этот момент улица была пуста. Обойдя дом справа, парень заметил стоящий в проулке старый трехколесный велосипед, на сиденье которого лежали стопкой плоские длинные коробки. Пока он с интересом разглядывал оригинальное транспортное средство, сзади подошел человек:

— Откуда взялся? — улыбаясь выщербленным ртом, спросил немолодой араб, с трудом удерживая в руках еще две таких же коробки. — Помоги лучше, что стоишь зря.

С этими словами он предал юноше груз и стал перекладывать другие короба на широкое сиденье велосипеда. Оглядывая трущобы вокруг, Гарман осознал, что не имеет ни малейшего понятия, где находится. Он припомнил, что вчера его увезли куда-то далеко, скорее всего, на окраину Эр-Рияда.

— Я заблудился, — обратился к арабу юноша. — Мне нужен гараж Салеха, он ремонтирует мотоциклы. Знаешь, где это?

— Нет, я город плохо знаю. Только дорогу до рынка. Надо отвезти вещи одному человеку, потом поеду домой в деревню.

— Подбрось меня к центру, друг, — попросил Гарман. — Я помогу тебе. Мне бы поближе к тюрьме, вроде там находится нужный мне ангар.

— У рынка высажу. Там спросишь, — кивнул велорикша..

— Спасибо. Буду искать по памяти.

Старик только покачал головой и показал пассажиру на сиденье, куда тот пристроился, получив на руки стопку тяжелых коробок. Так даже было безопасней, в противном случае, передвигаясь пешком по незнакомому городу и оглядываясь вокруг, он наверняка привлек бы к себе ненужное внимание. Полиции Гарман не очень опасался, но, памятуя о ночных событиях, а также о том, что все его бумаги остались в ангаре, особенно лезть на рожон не следовало.

Одежда заратуштрийца выглядела несвежей и довольно странной по местным меркам, хотя велорикшу его внешность и акцент нисколько не удивили. Где-то в глубине души юноши таился страх встречи со вчерашними знакомыми, но по мере удаления от страшного места, напряжение спадало. Он был доволен средством передвижения, полагая, что в качестве пассажира ему будет проще узнать знакомые улицы и, возможно, найти три склонившиеся пальмы, единственный ориентир, который удалось запомнить.

trishaw_goods_transportation

Велорикша проехал с десяток кварталов по узким улицам, выбравшись, в конце концов, на какую-то оживленную дорогу, где автомобили отчаянно сигналили скрипящему тихоходному велосипеду. Затем араб свернул на небольшую улочку, остановился и постучал в небольшую обитую железом дверь. Ему открыла тучная женщина, которая тут же развернулась и ушла куда-то вглубь помещения. Гармана обдало аппетитными запахами: скорее всего, они подъехали к черному ходу кухни какого-то заведения.

Как и обещал водителю, юноша быстро разгрузил велосипед, сняв коробки и сложив их в коридоре у стены, после чего дверь с лязгом захлопнулась перед его носом. Поблагодарив старика, немедленно двинувшегося в обратный путь, юноша осмотрелся. Темнело, на улицах становилось безлюдно, поток машин почти иссяк.

Гарман устало и потерянно бродил по тротуарам, аккуратно засаженным красивыми пальмами, уже не различая похожие, как близнецы бесконечные дувалы, отчаявшись зацепиться взглядом хоть за что-то знакомое. Прошло никак не меньше часа, но ангар с мотоциклами никак не хотел находиться.

Прячась от каждой проезжавшей по улицам машины за пальмы и выступы зданий, юноша старался не привлекать внимания. Одетый в камень Эр-Рияд казался ему бесконечным однообразным лабиринтом с похожими, как близнецы, строениями. В какой-то момент он заметил, что ходит по кругу, по тем же улицам, и пожалел, что у него нет собой часов с компасом, тогда он бы наверняка не ошибся.

Отчаявшись, Гарман решил рискнуть и у первого встречного спросить, как пройти в сторону тюрьмы. Свернув в узкий кривой переулок, он заметил двух женщин в белоснежных абайях. Те шли навстречу по противоположной стороне, с объемными сумками в руках.

— Уважаемые! Я потерял направление, подскажите, как пройти к тюрьме? — выкрикнул юноша из-за пальмы, не отваживаясь подойти к женщинам.

Женщины тихонько засмеялись и ускорили шаг. Затем одна из них всё-таки остановилась и указала в сторону солнца, садившегося за дома:

— Иди на запад, не ошибешься.

Обрадованный юноша последовал совету, ориентируясь на угасающее свечение закатного неба, и вскоре выбрался из унылых кварталов, где безуспешно бродил несколько часов. Теперь он двигался вдоль высоких заборов, увешанных пышными зелеными гирляндами растений. Такие же дувалы были там, где жил Салех, и Гарман приободрился.

Двигаясь по освещённой фонарями пустынной улице, юноша ещё издалека заметил три высокие пальмы, склонившиеся друг к другу. Разглядев у знакомых ворот светящуюся красную лампочку, Гарман облегчённо вздохнул и, бросившись к дверям, принялся нажимать на кнопку звонка. Затем он начал стучать кулаками по створке ворот, но ответом ему была тишина.

Ничего не оставалось, кроме как ждать возвращения Салеха, и измученный юноша переместился на противоположную сторону улицы, где яркий свет фонарей не выдавал его присутствия. Устроившись рядом с невысокой разлапистой пальмой, Гарман изо всех сил старался не уснуть, наблюдая за воротами.

Спустя несколько часов тягостного ожидания послышался рёв мотоциклетного двигателя, и к гаражу подкатил знакомый итальянский байк с медным семизаром на раме и развевающимся флагом. Водитель мотоцикла снял шлем, и обрадованный юноша узнал Мансура. Следом подъехал Салех на Харлее, за которым волочился шлейф сизого дыма. С воплями радости Гарман бросился к мужчинам, боясь, что те исчезнут за дверью ангара и оставят его одного в этом недружелюбном городе.


Опубликовано 07 января 2014 г.