Роман «Дубликат»

Глава 13. Лагерь в пустыне

— Похоже, что горит машина, — припомнил Гарман дымовую завесу от догорающего после взрыва джипа.

— А мне кажется, что так может чадить резиновая покрышка, — задумчиво протянул Мансур.

— Давай не поедем туда, к чему нам приключения? — неуверенно проговорил юноша. — Опять застрянем в пустыне, наверняка, придется разбираться с чужими проблемами. К тому же ты сам пока плохо передвигаешься.

— Выстрелов не слышно, тихо, — рассуждал коллекционер, не слушая доводы спутника. — Покрышку часто разжигают, чтобы привлечь внимание. Жаль, мне такая простая мысль не пришла в голову.

— И что? Ты поджёг бы там, в скалах свой Мото Гуччи?

— Не знаю. Послушай, нам нужно ехать, там могут быть люди. Мы можем не добраться до Эр-Рияда, осталось очень мало бензина.

— Ладно, — отчаявшись переубедить спутника, Гарман прекратил спор и направил машину в сторону дымовой завесы.

Спустя полчаса на горизонте показался объект, издали напоминающий невысокое сооружение прямоугольной формы. Подъехав ближе, мужчины рассмотрели опрокинутый на бок пустой автотрейлер. Рядом с ним лежал, поблескивая в лучах заходящего солнца, мотоцикл Харлей. Огромная грузовая покрышка чадила неподалёку от неширокой дороги, вовсе не похожей, по мнению Мансура, на столичную трассу.

У костра на расстеленной тряпке сидел человек с повязанным на голове платком, с надеждой глядя на приближающихся путешественников. Мужчина издали приветственно помахал путникам рукой, даже не поднявшись навстречу. Гарман остановил машину, а Мансур разомкнул провода зажигания, чтобы зря не жечь бензин. Неожиданно наступившую тишину нарушал лишь треск покрышки, источавшей едкий запах горелой резины. Через мгновение раздался голос владельца Харлея:

— Слава Аллаху! Я думал, тут на десяток миль вокруг никого. Если у вас есть вода, дайте напиться, пока я не помер на ваших глазах от жажды.

— Что случилось, брат? — спросил Мансур, протягивая мужчине флягу с водой.

— Уже полдня тут торчу, и хоть бы кто проехал мимо! Жарища! Хорошо, хоть от трейлера какая никакая, а тень есть. Меня зовут Абдурахман, располагайтесь в моих владениях, — невесело усмехнулся байкер, сделав приглашающий жест. Мужчина был одет в классическое кожаное снаряжение мотогонщика, включая черно-красную куртку, кожаные брюки и прочные военные ботинки. Перчатки и шлем лежали неподалеку, но багажа не наблюдалось. Похоже, гонщик путешествовал налегке.

— Что это за дорога? Я не помню здесь такой. Далеко ли мы от трассы на Эр-Рияд? — попытался прояснить ситуацию сын шейха.

— Да вроде нет. Это старая трасса, объездная. По ней можно ехать в направлении столицы три десятка миль параллельно основной магистрали. Дорога разбита и обычно пустует, потому что мало кто знает о ней.

— Я бы не сказал, что здесь безлюдно, — кивнул Мансур в сторону опрокинутого трейлера, около которого прохаживался Гарман.

— Сюда часто сворачивают, чтобы встать на ночёвку и избежать ненужного внимания полицейских. Главная магистраль регулярно патрулируется.

— Ты как здесь оказался?

— Мы стоим лагерем на той стороне столичной трассы. Сегодня стартовала эстафетная гонка между дружественными мотоклубами. Я отстал немного и решил свернуть на объездную, чтобы развить скорость и нагнать свою команду.

— Что-то случилось с Харлеем?

desert_motorcycle_biker

— Случилось несчастье с моей головой! Засмотрелся на перевернутый трейлер и не заметил на дороге ленту с шипами. Такую штуку обычно полиция расстилает для задержания.

— Прямо как я! — усмехнулся сын шейха, вспоминая свою аварию. — До чего же мы мотогонщики любопытные, всё по сторонам смотрим, а не перед собой.

— Да уж. В результате оба колеса проколоты, с собой ни питья, ни еды, а одноклубники не имеют понятия, где я.

— Ты не взял с собой мобильный телефон? Я, кстати, тоже без связи, потерял свой где-то в порту.

— Взял, конечно, — показал Абдурахман аппарат. — Да толку? Не работает он здесь, от города слишком далеко.

— Уважаемый, а почему не пошли пешком к лагерю? — поинтересовался Гарман, вернувшийся к костру. — Недалеко ведь.

— Сам гуляй десяток миль под палящим солнцем, — мрачно ответил гонщик. — Я жить хочу. Недавно один из наших покатался по пустыне. Мотоцикл заглох, а он пошёл пешком. Нашли на следующий день — умер от обезвоживания. Правда, там негде укрыться было. Пустыня коварна.

— Сколько сидишь здесь? — спросил Мансур.

— С утра. Я думал, что к вечеру меня уж точно найдут, но, как видишь, никого. Поддержка-то у нас есть, но мало ли что ещё в лагере стряслось.

Как только стало ясно, что Харлей с места не сдвинуть, Абдурахман поджег запасную покрышку, которую ему с большим трудом удалось снять с трейлера. Камера дымила с утра, но увы, безрезультатно.

— Дым с такого расстояния могли и не заметить, — отметил Мансур, глядя на небо. — Погода ясная, а поверху ветер — копоть рассеивается быстро.

Автотрейлер, судя по всему, как и Харлей проскочил по шипованной ленте и попал в ту же западню. Сколько времени грузовик тут находился, оставалось неясным. Похоже, что трейлер ограбили — легковых машин не было, крепления болтались, а в пустой кабине обнаружились следы крови. Возможно, водителя ранили на ходу, или же на него могли напасть уже после подстроенной аварии.

— Я не нашёл никаких документов: ни водительских, ни на груз, — пояснил Абдурахман. — Ну что ж, на рассвете тронемся. Вместе не пропадём. Только мотоцикл нужно спрятать.

— Да, понимаю, — заулыбался коллекционер. — У меня есть такой в гараже.

— Хорошая вещь, — одобрил итальянский байк Абдурахман. — Машина, конечно, мощная, почти вездеход. Однако, скоростные качества сильно уступают Харлею.

Сын шейха не собирался спорить, заметив, что агрегат он приобрёл для коллекции. Гонщик удивлённо покачал головой, осмотрев самодельный бак, но в целом признал, что все сделано неплохо и с выдумкой.

— Гарман, разрежь мне эти повязки! — попросил коллекционер. — Не болит у меня нога, а деревяшки только мешают.

— Уверен? Но ты так хромал в гостях у кочевников.

— Я старался. Не хотел огорчать добрых людей. Они столько сделали для нас, да ещё и живыми отпустили, — усмехнулся сын шейха.

Юноша освободил ногу спутника, и тот смог, наконец, передвигаться без посторонней помощи. Мансур чуть прихрамывал, но, лишь потому, что за долгое время отвык ходить. Близился закат, в стремительно темнеющем небе дым от горящей шины медленно поднимался вверх, бесследно исчезая во мраке.


Опубликовано 28 декабря 2013 г.