Роман «Дубликат»

Глава 11. Гостеприимство кочевников

Серебряная серьга состояла из двух половинок, расположенных вогнутой стороной внутрь. Изделие удивляло точёным изгибом, ажурной двусторонней чеканкой по контуру, ассиметричным геометрическим орнаментом. Гарман едва бы смог повторить мелкий рисунок без специальной глазной лупы и особых приспособлений.

— Особенные украшения, как у настоящей царицы, — вернул серьгу юноша. — Я чеканщик, работал в основном с медью и бронзой, а вот с серебром дело имел редко.

— Мне нравятся старинные вещи. У нас есть старая посуда, с орнаментами и цветной эмалью, мы ею не пользуемся, но возим собой.

— Покажешь? — разговаривая с красивой бедуинкой, юноша смущался, не зная, как правильно поддерживать беседу.

— Обязательно, — с кокетливой улыбкой ответила Зейна и, оставив юношу, направилась к пастбищу.

На исходе дня селение уже не казалось безлюдным, то и дело между шатрами сновали женщины в цветастых нарядах, повсюду бегали дети разного возраста. С наступлением темноты мужчины возвращались домой, у палаток прибавилось лошадей и верблюдов. Тем временем, в доме Язида назревал конфликт — Мансур наотрез отказывался пить свежее верблюжье молоко.

Старик с пришедшей ему на помощь матерью Зейны убеждали больного, что указания лекаря нужно выполнять. В конце концов, недовольный сын шейха выпил молоко и обиженно повернулся ко всем спиной. Местный лекарь принёс гостю две палки с привязанными посередине ручками, чтобы больной начинал ходить. Нужно было готовиться к дальней дороге вместе с кочевьем.

Вечером Гарман напомнил девушке о старинной посуде. С молчаливого согласия деда Зейна принесла с женской половины глубокие блюда, поднос, кофейник и несколько медных тарелок. Юноша с интересом принялся изучать редкую чеканку, восхищаясь удивительной чёткостью линий и повторяемостью орнамента. По контуру подноса на кончиках отчеканенных веток растений неизвестный чеканщик разместил выпуклые плоды из эмали темно-фиолетового цвета и изящные листья, залитые зеленоватой смолой.

Мутный блеск потемневшего от времени серебра завораживал. Не было сомнений, Гарман держал в руках ценные изделия, созданные истинными мастерами прошлых веков. Язид послал внучку за большим семизаром с отломанной ножкой, рассчитывая, что юноша прочтёт непонятную надпись на нём. Гарман взялся осматривать большую округлую ёмкость из красной меди, чем-то напоминающую самовар, но без ручек по бокам. Внезапно ему в голову пришла идея:

— Уважаемый Язид, могу ли я использовать эту вещь для починки мотоцикла?

— Поясни, что ты имеешь в виду? Останется ли семизар в целости? — насторожился старик и тут же добавил: — Это очень ценная семейная реликвия, я должен сохранить её для потомков.

Заслышав базарные интонации в голосе старика, к беседе немедленно подключился Мансур. Повернувшись к присутствующим, он попросил передать ему в руки сосуд. Бросая вопросительные взгляды на спутника и задумчивые на хозяина шатра, он деловито и неторопливо принялся рассматривать семизар.

— Гарман, зачем тебе этот медный котёл, да к тому же с вмятиной на боку и выломанной ножкой?

— Он нужен для починки бензобака. Я знаю, как это сделать! — осекшись под суровым взглядом коллекционера, юноша пожал плечами и тихо продолжил: — Конечно, если получится и уважаемый хозяин позволит.

Бесхитростный заратуштриец даже не мог предположить, какие последствия будут иметь произнесённые им во всеуслышание слова, будучи совершенно неопытным человеком в имущественных вопросах. На мгновение в шатре воцарилась тревожная тишина.

— Уважаемый Язид, — громким хорошо поставленным голосом произнес Мансур, — Позвольте, я получу объяснения моего спутника по поводу возможного ремонта мотоцикла. После этого я буду готов обстоятельно обсудить с вами сделку, как принято у нас в Саудии. Гарман многих вещей не знает, ему это простительно по молодости.

Старик понимающе кивнул, занявшись чисткой очага и приготовлениями к ужину. Чувствуя вину за то, что сказал лишнее, парень придвинулся ближе к коллекционеру. Перед собой он увидел не болеющего и изможденного пустыней путника, а прожжённого торговца с серьезным выражением лица и пронзительным взглядом опытного дельца.

— Быстро говори, что задумал, — прошипел Мансур. — Мне нужно знать, как вести торг за эту медную банку.

— Я снял бензобак, но его просто так не залатать. Для стали нужна сварка, но где её здесь взять? К баку ведет трубка из мягкого металла красноватого оттенка. Значит, сплав с добавлением меди. Я попробую сделать новый бак из этого семизара, — скороговоркой обрисовал ситуацию Гарман.

— Какова вероятность успеха? — деловито осведомился сын шейха.

— Высокая, но может не получиться. Нужно еще попытаться расклепать это медное произведение искусства. Печи нет, нужного инструмента тоже нет. А что, разве есть другой способ вытащить из пустыни твоего железного монстра и самим унести отсюда ноги?

Возразить было нечего, и Мансур велел чеканщику не вмешиваться в беседу, что бы ни произошло. Науке традиционного торга в высокородной семье обучали в первую очередь. Язид спешно отправил внучку за лекарем, поскольку другие близкие семье и уважаемые в стойбище мужчины были в отъезде. Здесь к процессу торга относились очень серьезно и даже при отсутствии каких-либо разногласий сторон долго обсуждали детали и всевозможные события, не относящиеся к делу.

Eastern_bargaining_rules

Когда мужчины собрались в шатре и всем подали кофе, женщины исчезли на своей половине и затихли. Стороны приступили к обсуждению сделки.

— Уважаемый Язид, мы благодарны вашей семье за помощь и участие. Нам неловко обременять своим присутствием таких гостеприимных и радушных хозяев, — торжественно начал сын шейха.

— Для меня большая честь оказать помощь соотечественнику, попавшему в трудную ситуацию, — продолжил беседу лекарь.

Гарман благоразумно помалкивал, внимательно слушая опытных переговорщиков и запоминая правила классического восточного торга. К счастью, с выкупом украденной в Бахрейне маски ему помог незнакомый бедуин, иначе пришлось бы отдать всё до копейки жадному продавцу. Теперь юноша понимал, почему его неумелые попытки сбить в лавке цену на обычные товары были обречены на провал. Вероятно, продавец собирался скрыть от хозяина продажу украденной маски, и только поэтому уступил юноше в цене.

После длительных авансов и комплиментов стороны перешли к делу.

— Эта вещь очень дорога нашей семье. Семизар — реликвия, доставшаяся еще от деда, весьма уважаемого человека. Веками бесценный сосуд вместе с семьей вдоль и поперек пересекал аравийские пустыни.

— Уважаемый, насколько я понял, вы не используете эту посуду по назначению, — парировал Мансур.

— Семизар не раз выручал нас в холодные ночи. В нём всегда можно было согреть чай, — не сдавался Язид. — Это весьма ценный сосуд. Его легко разжечь любым топливом, будь то дерево, верблюжий помет или уголь от старых кострищ.

— Насколько мне известно, сейчас для кипячения воды используют другие емкости, — мягко настаивал коллекционер, хотя знал, что на исход торга его доводы не повлияют.

— Обратите внимание — семизар богато украшен старинной чеканкой. На базаре за него наверняка можно будет выручить солидные деньги.

— Не спорю, вещь действительно хороша и украсила бы дом моего отца, влиятельного шейха, но одна из ножек сосуда повреждена, а на боку есть вмятина. Учитывая, что семизар сделан из редкой красной меди, придется искать мастера, который отреставрирует вещь.

Язид не проявлял сговорчивости и всячески уклонялся назвать устраивающую его сумму. Мужчины перешли к обсуждению погоды и пастбищ. В процессе беседы Мансур невзначай сообщил, что пока не женат, но в ближайшем будущем ему придется покончить с разъездами по миру и завести семью.

— Пожалуй, вмятина действительно портит внешний вид сосуда, — признал заметно смягчившийся старик.

— А кому принадлежит верблюд, на котором вы прибыли? — поинтересовался практичный и дальновидный лекарь.

— Этим великолепным здоровым животным владеет мой юный спутник, — ответил Мансур, победно глядя на Гармана. Стало ясно, что исход торга предрешён.

— Думаю, что верблюд станет для вас обузой, если мотоцикл удастся починить, — заключил Язид.

В итоге обе стороны, как и ожидалось, пришли к взаимовыгодному соглашению. Довольные бедуины обменяли семизар на верблюда. Дополнительно Гарман выторговал канистру бензина, рассчитывая, что справится с непростой задачей по замене бензобака. Юноша отдавал себе отчёт, что идея с ремонтом Мото Гучии замечательно выглядела только в теории.


Опубликовано 20 декабря 2013 г.