Роман «Дубликат»

Глава 12. Удачная сделка

Путники гостили у бедуинов уже третий день, наслаждаясь гостеприимным приёмом, но их статус вскоре должен был измениться. Даже если бы сын шейха смог самостоятельно передвигаться, без лошадей, верблюдов или мототранспорта пересечь пустыню им бы не удалось. Не имея навыков и опыта кочевой жизни, они, скорее всего, не смогли бы добраться ни до Эр-Рияда, ни до Бурайды.

Следующим утром Зейна вновь принесла огромный кувшин с верблюжьим молоком для больного. В наступившей тишине под пристальными взглядами юного спутника и женщин Мансур мужественно взял в руки кувшин и без колебаний выпил содержимое. Сын шейха уже мог сносно передвигаться на костылях, но был уверен, что причина вовсе не в молоке.

Когда все разошлись по своим делам, Гарман начал думать, где и как можно сложить печь, чтобы разогреть и расклепать семизар. Медный сосуд требовалось разобрать на части, предварительно разогрев швы до нужной температуры. Идея сделать новый бензобак казалась молодому чеканщику все менее и менее реальной, но это был единственный шанс распрощаться с кочевой жизнью.

Гарман заручился поддержкой стариков, которые пообещали ему любую помощь в технических вопросах. Пока больной тренировал ногу и прогуливался, опираясь на палки, подаренные лекарем, чеканщик развернул кипучую деятельность. У лекаря он раздобыл ножницы, крупные стальные щипцы для колки сахара, медную проволоку и кочергу.

Прохаживаясь по двору возле мотоцикла, Гарман заметил, как у дальнего шатра женщины готовили пищу, используя земляную печь. В песке была выкопана небольшая яма, а её стены и дно выложены камнями. В защищённом от ветра очаге пламя не гасло, и это позволяло добиться высокой температуры, так необходимой для разогрева металла. Теперь молодой мастер знал, как подступиться к семизару. Оставалось найти помощника для нагнетания воздуха в очаг, чтобы сделать маленькую доменную печь.

semizar

Из камней Гарман устроил небольшую наковальню, одолжив у Язида увесистый молоток. Собравшиеся вокруг зрители искренне переживали за исход дела, расположившись на принесенных из шатров ковриках. Дети заняли наблюдательные позиции в нескольких метрах от места действия, женщины, перешептываясь о чём-то своём, стояли чуть поодаль. Зейна с братом вызвались помогать мастеру, остужая раскаленный металл в чане с водой и раздувая меха, сделанные из старого бурдюка.

Процесс расклёпывания семизара затянулся — никак не удавалось аккуратно вытащить внутреннюю часть сосуда, изготовленную из неизвестного сплава, очень жесткого и непластичного даже при сильном нагреве. Внутреннюю трубу топки удалось смять, сохранив наружный шов целым. Надёжно впаянная в металлический бак медная трубка топливопровода не поддавалась, и ее пришлось долго выпиливать крошечной пилкой из набора инструментов.

К вечеру Гарман практически завершил работу. Получился вполне приличный продолговатый бачок, к которому при помощи серебра был аккуратно припаян топливопровод. Оставалось придумать, из чего сделать верхнюю крышку, чтобы по пути бензин не испарялся и не расплескивался.

Счастливый и гордый собой юноша вернулся в палатку, чтобы обрадовать спутника хорошими новостями:

— Всё получилось! Можно собираться в дорогу, — хвастался улыбающийся Гарман. — Только вот новый бак вдвое меньше оригинального.

— И на сколько нам хватит бензина в этой медной кастрюле? — сын шейха пытался в уме посчитать расход топлива. — Не уверен, что доберёмся до Эр-Рияда, разве что до трассы.

— Возьмём запасную ёмкость с топливом. Стемнело окончательно, поэтому бак закреплю завтра с утра, и двинемся в путь.

— Повреждённый бензобак тоже берём с собой! Отремонтирую машину в городе.

— А где ключи от мотоцикла? — вспомнил юноша.

— Где-то в песках у караван-сарая. Но это не проблема, — успокоил Мансур спутника. — Я запущу любой двигатель, если нужно.

Сидя у очага, юноша готовился к отъезду, перекладывая вещи в своем бауле. Когда он достал из сумки чашу и фляги для воды, над ухом раздался возмущённый голос Зейны:

— Зачем ты взял мамину чашу?

— Ты о чём? — недоумённо спросил Гарман. — Это мой грааль, я его везу собой из Ирана. В подарок.

Не поверив юноше, разгневанная девушка метнулась на женскую половину, откуда послышался возмущенный шепот, затем что-то глухо стукнуло, и воцарилась тишина. Через какое-то время Зейна вышла к гостям, удерживая в руках точно такую же чашу, но с одной отбитой ручкой.

— Сколько себя помню, мать все время таскает собой эту вещь. Давно бы надо её выбросить, ведь битая посуда ни к чему, но, по словам матери, чаша весьма ценная. — Девушка поставила свой сосуд рядом с чашей ключника.

— Надо же, как похожи, — произнёс Мансур, пристально глядя на спутника.

— Ты знаешь, в чем тут дело? — не успокаивалась Зейна.


Опубликовано 23 декабря 2013 г.