Роман «Дубликат»

Глава 14. Тайная вечеринка

Путь до Эр-Рияда был неблизкий и, по словам водителя, занимал никак не меньше пяти часов. За бортом проплывал классически однообразный пейзаж, лишь иногда на горизонте появлялись скопления камней, издали похожие на замершие без движения верблюжьи стада, отдыхающие по команде погонщика. Колёса грузовика выбивали из трещин в асфальте мельчайшие песчинки, которые так и оставались висеть в сухом раскалённом воздухе, образуя многокилометровый пыльный шлейф позади автомобиля. Утомлённый унылым ландшафтом Гарман свернулся калачиком в углу трясущегося кузова и, подложив под голову свою сумку, задремал.

Разбудил юношу непривычный шум и неприятный, едкий запах, от которого хотелось чихать. Над Гарманом нависало туманное тёмно-серое небо без единой звезды. Свесившись за борт, юноша увидел, что грузовик стоит на оживленной улице, усаженной редкими невысокими пальмами. Наступили сумерки, но проезжая часть хорошо освещалась голубоватыми фонарями на тонких высоких столбах. Внезапно автомобиль остановился — впереди на дороге образовался какой-то затор.

Полицейские принялись отчаянно сигналить стоящему перед ними небольшому обшарпанному автобусу и, выглядывая из кабины, отчаянно ругать водителя. Тот не мог двинуться дальше — перед ним, преграждая путь, стоял легковой автомобиль с открытой водительской дверью. Один из полицейских выскочил из машины и, разозлённый непредвиденной задержкой, пошел вперед разбираться, в чём дело. Спустя несколько минут он вернулся, и движение возобновилось.

Грузовик свернул в узкий переулок, благополучно увернувшись от атаковавших его встречных автомобилей, затем выполнил ещё несколько манёвров и оказался на широком безлюдном бульваре. По правой стороне улицы тянулся дувал [24] белого цвета, отделенный от проезжей части узким тротуаром из булыжника. Высокую стену глухого забора украшали редкие зеленые гирлянды растений, местами спускаясь вдоль гладкой безликой стены до самой мостовой.

Гарман с трудом дышал, не то от выхлопных газов, не то от пыли, висевшей в плотном неподвижном воздухе. Вдали за горизонтом сквозь дымку виднелось желтое зарево, нависшее над скоплением едва различимых огней — вероятно, там находился центр города. Окраина Эр-Рияда напоминала юноше пустыню, будто насильно одетую в камень. В это позднее время улицы были безлюдны, вдоль бесконечных каменных стен не встретилось ни одной припаркованной машины.

Наконец полицейские, сверившись с имеющимся у них адресом, остановились у широких темных ворот с небольшим звонком, подмигивающим чуть заметной зеленой лампочкой и непонятной Гарману надписью. Полицейский безрезультатно звонил в звонок несколько минут подряд, но тяжёлая створка ворот медленно поползла вверх только после того, как в них начали барабанить прикладом автомата.

В открывшемся проёме показался просторный, хорошо освещенный ангар, плотно заставленный десятком разнообразных мотоциклов. Там же разместились небольшой джип и легковой автомобиль с закругленной крышей, похожий на игрушечную машину для детей. Пробираясь сквозь строй мотоциклов, к воротам приближался хозяин, могучий человек огромного роста в темных очках и повязанной на голове цветастой косынке. Его голое по пояс мускулистое тело украшали замысловатые татуировки, а на шее висела связка автомобильных ключей на толстой серебряной цепи.

Дружелюбно пообщавшись с полицейскими и обсудив попутно свежие новости, владелец ангара жестом пригласил нежданного гостя внутрь гаража. Грузовик уже отъезжал, когда ворота медленно опустились вниз. Юноша вежливо поздоровался с хозяином, стараясь не таращиться по сторонам:

— Меня зовут Гарман. Мир вам, уважаемый, — старался произвести хорошее впечатление юноша.

— Я Салех. Мне сказали, ты родственник Мансура? — недоверчиво разглядывая парня, спросил мужчина.

— Дальняя родня, из Ирана, — кивнул Гарман. — Мне велено дожидаться его здесь.

— Ну что ж, ты — везучий. Приехал бы на пару часов позже, пришлось бы тебе ночевать в полицейском участке или на улице. Я скоро собираюсь кое-куда уйти по делам.

— Оставьте меня здесь и не беспокойтесь.

— Ладно, посмотрим. Будь моим гостем, располагайся.

motorcycle_repair_garage

Салех включил верхнее освещение и двинулся вглубь помещения с очень высоким потолком. Подобное великолепие Гарману довелось видеть в баре бахрейнской гостиницы. В углу залитого ярким светом ангара хозяин оборудовал роскошное место для приготовления пищи. Дальняя стена и примыкающий к ней длинный стол были полностью обиты металлом, причудливо отражающим квадратные светильники на потолке. Посередине столешницы стоял странный аппарат с маленькими белоснежными чашками, рядом с которым разместилась раковина, битком набитая грязной посудой.

Слева и справа от центральной части стола всю свободную поверхность занимали аккуратно разложенные запчасти, ветошь и разнообразный инструмент. Юный мастер восхищенно разглядывал различные станки, тиски и диковинное оборудование, назначения которого не знал. На стенах гирляндами висели колеса и детали от разных автомобилей, теснились многоярусные полки со всякими емкостями и бутылями. У входа в ангар располагалась узкая металлическая лестница, ведущая наверх к балкону, нависающему над этим техническим великолепием.

— Там я сплю, — указал на второй этаж Салех, разжигая плиту. — Можешь бросить туда свои вещи.

Наверху юноша обнаружил три небольших топчана, один из которых был завален грудой одежды, а другой стопками одеял и огромными подушками. На свободной лежанке юноша разместил свой баул, бережно прикрыв его каким-то покрывалом.


  • [24] Дувал — глинобитный забор или стена на Востоке, отделяющая внутренний двор местного жилища от улицы. Часто является продолжением стены дома, выходящей на улицу. Как правило, дувал полностью скрывает внутренний двор от взглядов прохожих. Назад

Опубликовано 03 января 2014 г.