Роман «Дубликат»

Глава 16. Погоня

Оказавшись в безопасности за закрытой дверью ангара, Гарман ощутил страшную усталость. Казалось, Мансур был искренне рад видеть парня живым и невредимым, однако Салех недовольно ворчал, ругая парня за исчезновение с вечеринки. Мужчины принялись обсуждать последние новости, и юноша, не желая им мешать, взобрался по крутой металлической лестнице на балкон, обнял свою сумку и уснул на топчане крепчайшим сном.

Утром юного мастера разбудили удары кувалдой по медному баку, раздающиеся в такт громкой музыке. Спустившись вниз, он обнаружил Салеха, полностью погруженного в процесс разборки Мото Гуччи. Довольный жизнью сын шейха расположился за металлическим столом, частично освобождённым от запчастей и заставленным множеством пластмассовых контейнеров с аппетитной едой.

— Иди, поешь чего-нибудь, — предложил Мансур юноше. — Радуйся! Я связался с отцом и скоро за нами приедет машина.

— Как нога? — поинтересовался Гарман, откусывая большой кусок хлеба с жареным мясом.

— Не беспокоит. Немного хромаю, но, скорее по привычке, — спутник выглядел отдохнувшим и был в хорошем расположении духа. — Куда вчера запропастился? Салех тебя не мог найти. Ты словно сквозь стены просочился!

— Там свет погас, и я с кем-то из гостей выбрался на улицу, — юноша решил умолчать о своих позорных приключениях и неумении пить спиртное. — Потом я разыскал гараж и ждал у входа.

Покончив с завтраком, Мансур принялся хвастаться своими мотоциклами, подводя юного спутника по очереди к каждому экземпляру и сопровождая всё пространными рассказами. Гарман с интересом ощупывал технику, поглаживая машины по хромированным деталям, восхищенно цокая языком и задавая вопросы. Ему нравились эти мощные, яркие и сложные игрушки, но ни в одной из них он не чувствовал души мастера. Кропотливый ручной труд, к которому привык юный чеканщик, здесь заменили бездушные автоматы.

С надеждой ожидая прибытия посланников шейха, юный мастер мысленно торопил время. Ему хотелось поскорее убраться из Эр-Рияда и, наконец, попасть в резиденцию шейха Исы, чтобы завершить миссию с передачей маски. Ответственный и послушный ученик, Гарман намеревался довести дело до конца, не желая подводить учителя. Но как следует поступить с поддельным граалем, он не знал. Надеясь, что скоро они с Мансуром приступят к изучению подлинной глиняной чаши, юноша планировал убедить сына шейха исследовать добытый в пустыне сосуд.

На рассвете следующего дня к ангару подъехал небольшой крытый джип с темными стеклами и камуфляжной раскраской. Вместе с водителем автомобиля за Мансуром и его спутником прибыл охранник Али, неразговорчивый мужчина плотного телосложения. Он внимательно осмотрел гараж и самостоятельно погрузил вещи молодых людей в машину. Гармана и сына шейха разместили на заднем сиденье рядом с автоматами и гранатами. От нехорошего предчувствия у юноши сжалось сердце — ему уже приходилось путешествовать в джипе с оружием, и тогда всё закончилось более чем неудачно.

Riyadh_desert_road

Путь в Ат-Таиф начался довольно мирно. За окном автомобиля проплывали ухоженные пальмовые аллеи, сменившиеся на выезде из столицы рядами разносортных деревьев. За городской чертой пейзаж постепенно становился все более скучным и унылым, лишь причудливые холмы на горизонте иногда нарушали однообразие. По словам Мансура до резиденции было никак не меньше десяти часов пути. По дороге планировалась остановка в Джадаллахе, где люди шейха должны были передать кому-то важный пакет.

Когда джип отъезжал с автозаправочной станции, расположенной в полусотне миль от столицы, людям шейха выезд перегородил чуть помятый черный фургон без номерных знаков. За рулем автомобиля сидел человек в темной одежде, явно не собиравшийся покидать салон. Пёстрый зелёный платок, повязанный вокруг головы, скрывал половину лица мужчины так, что опознать незнакомца было невозможно.

Попросив Мансура не выходить из машины, охранник Али двинулся к фургону с оружием на изготовке. Поначалу переговоры казались обычными. Указывая на джип, незнакомец что-то требовал у охранника, который пожимал плечами. В какой-то момент слова преследователя не понравились Али, потому что он внезапно отскочил на шаг от собеседника и направил тому в лицо ствол оружия.

Сын шейха решил вмешаться. Выйдя из машины, он направился к спорящим мужчинам, разводя руки в стороны и показывая, что не вооружён.

— Он требует твоего спутника, — сообщил Али, когда Мансур приблизился к фургону.

— Зачем?

— В Эр-Рияде он оскорбил мою женщину, украл ценные украшения и скрылся! — возмущённо твердил преследователь, не снимая маски. — Отдайте мне этого нечестивца!

— Ты мог обознаться, — примирительно начал сын шейха. — Мне ничего не известно ни о каких ценностях.

— Дайте мне поговорить с ним без свидетелей! — настаивал рассерженный мужчина.

Напряжённо вглядываясь в лицо преследователя в течение короткой, но безрезультатной беседы, Мансур пытался понять истинные мотивы нападения. Его беспокоило, каким образом сквозь темные непрозрачные стекла их джипа мужчина смог разглядеть юного парса. Возможно, слежка за ними велась от самого гаража, а подробности злоумышленникам мог рассказать Салех. С другой стороны, его друг не мог знать, зачем сын шейха опекает юношу.

— Немного терпения, — пытался успокоить разъярённого мужчину в маске Мансур. — Давай я выясню, в чём дело, и мы продолжим.

— Если парень преступник, ты его получишь, будь уверен, — убедительно произнёс охранник, держа на мушке водителя джипа. — А сейчас освободи дорогу.

Фургон отъехал в сторону и остановился неподалёку, а сын шейха и Али направились обратно к джипу. Пока продолжались переговоры, насторожившийся водитель джипа попросил Гармана передать с заднего сиденья автомат и велел пригнуться. Ему очень не нравилась внезапная остановка: до Джадаллаха оставалось всего-то чуть больше часа езды, а странная встреча не сулила ничего хорошего.

Опознав в водителе фургона соучастника побега с вечеринки, юноша запаниковал. Внутри машины был кто-то ещё, но опознать сопровождавшую преследователя в ту ночь женщину Гармана не мог. Юного мастера мучили кошмарные воспоминания. Он словно наяву ощущал, как чёрные волосы обнаженной танцовщицы щекочут его шею, и он, одурманенный, лежит, распластавшись на спине. Юноша вспоминал, как под звуки заливистого хохота горячо убеждает суровых воинов, что необходимо осчастливить мир напитком бессмертия. Он надеялся, что незнакомец с вечеринки не воспримет его болтовню всерьез, но ошибся.


Опубликовано 13 января 2014 г.