Роман «Дубликат»

Глава 24. Бегство в Асир

Наконец, джип свернул и, пропетляв пару миль, затормозил у ворот стоявшего особняком белоснежного дома в несколько этажей. Дав в руки спутнику пару пузатых бутылей с вином, Мансур постучал в ворота. Абдулла был дома и радушно встретил старинного друга. Обняв сына шейха, он немедленно проводив гостей в просторный меджлис [40], устеленный красными полосатыми коврами. Подали чай, кофе и сладости, и друзья погрузились в воспоминания:

— Ты удачно меня застал, дорогой брат. Я нечасто бываю дома. Работаю на военной базе механиком, там и живу с семьей. У меня растут две прекрасные дочери. А ты женат?

— Нет. Гуляю пока, все учусь, спасибо отцу. Вот, привез тебе наше фирменное вино, помнишь этот волшебный эликсир радости? Смотрю, дома у тебя пусто. Где отец, братья?

— Горе у нас в семье. Аллах забрал моего двоюродного племянника, он разбился на машине в горах, — ответил Абдула. — Все там сейчас, в доме старшего брата. Завтра похороны. Хорошо, что в семейном могильнике еще достаточно места.

— Мои соболезнования, друг. Пусть Всевышний позаботится о твоем родственнике. А ты изменился, возмужал. Такую бороду отпустил, что страшно подойти.

— Да уж, — улыбнулся хозяин. — Помню, когда мы ныряли с аквалангами в Красном море, ты тоже выглядел иначе. Вспомни свои длинные волосы, красавчик!

Старые приятели оживлённо беседовали, обсуждая события своей юности. Гарман вполуха слушал разговоры мужчин, но думал о своём. Многое изменилось с тех пор, как он покинул учителя, о котором по-прежнему вспоминал с теплотой. На первый взгляд цель оставалась прежней — дойти до заветной пещеры, но обстоятельства внесли свои коррективы. Юношу одолевали сомнения: стоит ли так рьяно цепляться за Мансура, сопровождая того к источнику? Больше всего на свете сейчас юный мастер желал свободы. Ему казалось, теперь он знал, что это такое.

— Кто это с тобой? — Абдулла кивнул в сторону Гармана, прерывая его размышления.

— Даже не знаю, как сказать. Деловой партнер или, точнее, попутчик. В общем, мне нужно в Абху по делам и заодно сопроводить кое-куда этого парня.

— Я могу чем-то помочь? Ты ведь не просто так заглянул, знаю я тебя.

— Знаешь! — рассмеялся Мансур. — Мой спутник слишком приметный. Боюсь, по пути будет много вопросов.

Абдула повернулся к Гарману и начал придирчиво рассматривать одежду юноши, недовольного повышенным вниманием к своей персоне.

— Откуда ты?

— Иран, — коротко ответил чеканщик.

— Что за дело у вас в Абхе? — поинтересовался хозяин у сына шейха.

— Нужно передать одну редкую вещицу у границы с Йеменом, — уклончиво ответил Мансур. — Ты хорошо знаешь Асир? Я на юге никогда не бывал за свою жизнь. Есть ли у тебя там кто знакомый, чтобы проводить нас в горы?

— Боишься, что ограбят? Это запросто, особенно, если твой парнишка не понравится. Выглядит он действительно странно — и не европеец, и не местный. Здоровый такой, да еще с голубыми глазами. Оружие с собой есть?

— Да, пистолет Глок, пару гранат, взрывчатка.

— Неплохой арсенал. Ладно, сейчас распоряжусь, вымоетесь, поспите. Из знакомых есть разве что продавец подержанных японских машин, если еще не разорился. Запиши мой мобильный телефон, мало ли что. Звони сразу же.

— Хорошо, что напомнил. От цивилизации я успел отвыкнуть — дома отец всем запрещает сотовую связь, — Мансур достал телефонную трубку и внёс туда номер Абдуллы. — В Аравии мобильным пользуюсь редко, да и звонить некому.

— Есть идея! Сделаем из твоего парня туриста. Сейчас в Асир стали возить много народу со всего мира. Английский знаешь? — Обратился Абдулла к юноше.

— Немного.

— Ну-ка, скажи, какие красивые здесь горы, чудесные виды и вкусная еда.

— Молодец! — обрадовался Мансур, прослушав неуклюжую английскую речь чеканщика. — Даже я понял что-то. Думаю, вполне сойдешь за ирландца какого-нибудь. Так понимаю, я буду гидом?

— Это самый простой способ договориться с кем угодно. Все понимают — турист платит деньги, его надо возить в разные места, развлекать, кормить. Переодеть бы его в европейский костюм, пусть помалкивает, восхищается и улыбается. Отдыхай, я все устрою, дружище.

Рано утром Гарман, переодетый в джинсы, короткую матерчатую куртку на молнии и желтую кепку с длинным козырьком был готов к путешествию в сопровождении новоявленного гида. Абдулла проводил гостей до машины, после чего присоединился к траурной процессии, растянувшейся на всю улицу по направлению к склону горы.

Изумленный юноша провожал взглядом мужчин в белых одеждах, которые держались за руки, образуя замкнутый строй вокруг тела усопшего. Носилки с покойником, завернутым в зеленый саван, несли восемь мужчин с непокрытыми головами. Замыкали шествие дети и женщины, оглашавшие округу плачем и причитаниями. Торжественное и скорбное зрелище поразило Гармана, напомнив о родных местах, где люди искренне помогали и сопереживали друг другу.

Дорога до Абхи заняла у путешественников пару часов. Огромный город, раскинувшийся в предгорных долинах, пересеченный десятками автотрасс и гирляндами канатных дорог, встретил мужчин неприветливо. Никаких шансов сориентироваться и разыскать магазин подержанных автомобилей не оставалось, несмотря на подробные пояснения Абдуллы.

Невысокие современные строения казались построенными на скорую руку, проигрывая по всем статьям монументальным старинным башням из камня. Древние крепости взирали на суету вокруг подслеповатыми окнами-бойницами, обведенными белой краской. Обмазанные глиной серые стены трапециевидных многоэтажных небоскрёбов прошлых веков сходились к плоским крышам.

Из-под рядов кирпичной кладки выступали козырьки, защищающие стены от влаги. Выступы опоясывали стены домов, образуя ровные полосы-ступени. Некоторые из башен, где ряды кирпичей были окрашены в яркие цвета, выглядели ухоженными, но большинство домов казались заброшенными и нежилыми.

home_architecture_Abha

Окончательно заблудившиеся путешественники были вынуждены остановиться на какой-то узкой улочке у небольшого отеля с яркой вывеской. Внутреннее убранство скромного снаружи отеля изумляло яркими красками, полосами и узорами всех цветов радуги на стенах и лестнице. Полы и каменные скамьи внутри устилали разноцветные ковры, повсюду была расставлена декоративная керамика, также раскрашенная в традиционную желтую, красную и синюю полоску.

Надеясь выяснить, с какой целью турист с гидом прибыл в Асир, хозяин отеля пригласил гостей к столу. Национальный колорит способствовал аппетиту — жирный рассыпчатый плов показался удивительно вкусным. Однако, настроение спутникам портил настойчивый хозяин, предлагая всевозможные развлечения по несусветной цене. Мансур, с трудом отклонил массу разнообразных предложений, отказавшись наотрез от возможности совершить увлекательное сафари в национальный парк, покататься на канатной дороге и посетить старинную горную деревню с домами-башнями.

Объяснив гостеприимному владельцу, что уважаемый чужеземец непременно желает приобрести автомобиль для поездки в горы, гид попросил дать им сопровождающего. За помощь в поиске знакомого друга Мансур обещал хорошо заплатить. Подтверждая свое намерение, он принес из джипа две бутыли вина, сделав хозяину отеля роскошный подарок. Гарман старательно изображал туриста и довольно ухмылялся, глядя на суету сына шейха.


  • [40] Меджлис — общественная гостевая зона в восточном доме для приёма гостей и совместного времяпровождения мужчин — членов семьи Назад

Опубликовано 09 марта 2014 г.