Роман «Дубликат»

Глава 5. Исполнитель миссии

Город Керман находился посередине пути, но необходимо было чуть отклониться к юго-востоку от основной трассы. Гарман ещё никогда так далеко не путешествовал. Он никуда не выбирался из Йезда, разве что однажды с общиной в Тегеран, но тогда ему было всего десять лет. Неизвестность одновременно тревожила его и манила, обещая чудесные открытия и удивительные ощущения. Он был счастлив, что сможет своими глазами увидеть этот огромный мир и стать участником важных событий. Может быть, поэтому беспечный юноша ничего не страшился и сохранял спокойствие.

Ахмед посоветовал найти попутную машину до порта, или на крайний случай сесть в автобус. Военные патрули, по слухам, постоянно проверяли багаж, придираясь к любой мелочи и с пристрастием проверяя документы. Гарман не собирался везти ничего особенного, но пакет с неизвестным содержимым мог его здорово подвести. Местная железная дорога исключалась — из-за её медлительности путешественник явно не успевал прибыть вовремя на место встречи.

Мальчик предпринял последнюю попытку вразумить знахаря и уговорить его обратиться к врачам из клиники за помощью для Салима.

— Я читал, что может быть заражение крови. Может быть, всё-таки стоит сделать нужные уколы?

Ахмед только качал головой в сторону бедуина, вытирая капли пота около подсыхающих ран на висках и шее, оставленных раскалёнными прутьями:

— Если бы ты знал, в каких условиях мне приходилось лечить людей. Не нужны никакие уколы, кроме ката я добавляю в чай редкие травы, очищающие кровь. Кстати, я собрал тебе в дорогу разных трав, много места не займут.

Увлечённые беседой ключники не заметили, как бедуин пришёл в себя:

— Не спорьте. Мой кинжал такой же чистый, как и острый. Нет во мне никакой заразы, просто рана очень глубокая.

Подозвав юношу, он продолжил подробные и обстоятельные объяснений, отмахнувшись от Ахмеда с очередной порцией зелья. Новоиспечённому курьеру требовалось найти в Бендер-Аббасе неподалёку от рыбного базара заведение, где торгуют свежеприготовленной рыбой. Там посетители заказывали хороший кофе, обедали, вели разговоры, встречались с кем нужно. Гарман должен был позвонить по спутниковому телефону и сказать, что его прислал Салим.

— Эта рация здесь не нужна, она заработает только на побережье. Как только дозвонишься, просто сообщи, что ждёшь, где обычно. За тобой придут.

— Мне нужно будет что-то отдать или сказать? Кто придёт за мной?

—— Юсуф, он назовётся так. Даже если что со связью будет не так, сиди и жди его. Главное — успей прибыть в срок. Назови моё полное имя и покажи рацию — этого достаточно. Он возьмет тебя на борт и перевезёт через залив в Манаму. Попроси сделать тебе документы и переправить в Аль-Хабар, у него есть связи.

— Он будет спрашивать меня о вас, уважаемый.

— Ничего лишнего не говори Юсуфу, это старый пират. Можешь сказать, что лежу чуть живой в лихорадке в Персии. Он кое-чем обязан мне и людям, ожидающим пакет. Должен сделать всё как надо, — бедуин был настойчив, добиваясь от юноши понимания. — Повтори, что ты только что услышал.

Со второй попытки Гарман воспроизвел слова Салима верно. Казалось, бедуин рад, что нашёл себе замену. Он рассказал, как можно просто и без проблем, не привлекая внимания добраться до Ат-Таифа. Там мальчику следовало разыскать шейха Ису и передать ему пакет. Затем юноше надлежало направиться через Саудию в провинцию Наджран, а оттуда в горы к селению Аль-Масхаш.

— Поменьше болтай. Ты говоришь на арабском хуже, чем я на фарси, чувствуется акцент. Учти, тебе придется путешествовать по пустыне, где неверный — редкий и нежеланный гость. Благословенная Аравия отличается от мира, к которому ты привык.

— Но я не собираюсь никому причинять зла!

— Люди там другие и поверь, они жёстче и коварней. Пустыня оставляет неизгладимые следы не только на лице, но и в сердцах, — бедуин смотрел, будто сквозь Гармана, недобро усмехаясь. — Сейчас ты не очень-то похож на араба, ну да в пути обветришься и станешь чуть смуглее.

— Я заратуштриец и парс [19] по рождению, — проговорил мальчик.

— Знаю. Молчи об этом, что бы ни случилось. Пусть считают, что недостаточно почитаешь Аллаха, спишут на молодость. Для любого встречного в Саудии ты — правоверный. Запомни, я тебя предупредил, — с затённой угрозой в голосе произнёс бедуин.

— Гарман, помни об осторожности, иначе до шейха тебе не добраться. Салим прав. Здесь ремесло важнее. Это жизнь без нужды. На севере Аравии самое прибыльное и популярное ремесло — война, — подтвердил Ахмед. — Тебе придется так или иначе с этим столкнуться.

— Я справлюсь, не тревожьтесь обо мне, — самонадеянно заявил юноша, у которого горели глаза, и радостно сжималось сердце. Ему казалось, что выполнить поручение будет легко, и вряд ли кто-то мог бы его разубедить в этом.

Юноша записал названия и имена, задал Салиму ещё десяток вопросов и стал готовиться к отъезду. Оказалось, что бедуин подготовился заранее. Он торжественно вручил путешественнику тщательно упакованную чашу, проложенную верблюжьей шерстью и плотно обёрнутую в грубую ткань, показал, как пользоваться рацией.

Завершая сборы, Гарман уложил в объемную наплечную сумку чашу, посылку в Саудию, внушительную пачку разнообразной валюты, дубликат ключа и рацию. Багажник Рокона занимал тюк с подарками и канистра с топливом. Несмотря на возражения юноши, Ахмеду удалось всучить тому походный набор инструмента для чеканки и пакет с лечебными травами.

Планируя двинуться в путь до рассвета, Гарман перед сном на всякий случай попрощался с Салимом и учителем. Не было уверенности, что он скоро вернется в Йезд и застанет стариков в добром здравии. Главное — выполнить внезапно свалившееся на него поручение, доставить чашу, а дальше будет видно. Прикрыв глаза, мальчик думал, что ему здорово повезло. Впереди его ждала встреча с морем, суровой и загадочной аравийской пустыней, и таинственными горными пещерами. Сердце юноши трепетало от восторга — увидеть это ему доведётся впервые в жизни.


  • [19] Парсы — этноконфессиональная группа последователей зороастризма в Индии и Пакистане, имеющая иранское происхождение. Родной язык – фарси Назад

Опубликовано 02 ноября 2013 г.