Роман «Дубликат»

Глава 7. Кража в Бахрейне

Выбравшись на дорогу, Гарман спросил у встречного старика с небольшой тачкой, как пройти к рыбному рынку. Прохожий рукой указал на широкую улицу, плотно забитую грузовыми и легковыми машинами, пробормотав: «Шагай до конца, увидишь». Навстречу путешественнику попадались, насколько он мог определить, индусы, пуштуны, европейцы и чернокожие. Юношу удивляло, что в одном месте собралось столько разных людей: молодых и старых, в роскошных одеяниях и рваных рубахах, с багажом и налегке.

По узким замусоренным улочкам гуляли, никого не опасаясь, женщины с открытыми и очень красивыми лицами, как ни странно, правоверных в традиционных одеждах было немного. Гарман добрался до базара и, разыскав закусочную, устроился там пить кофе с лепешками. Вытащив из сумки рацию, он вставил батарейки и передвинул рычажок с левой стороны, как учил бедуин

Когда загорелась зеленая лампочка, парень поднес рацию к уху и нажал на кнопку вызова. Хриплый мужской голос в трубке тут же откликнулся: «Кто говорит?». Юноша громко и внятно, опасаясь, что его не поймут, проговорил: «Я на месте. Меня прислал Салим Хилал Хамад эль-Жазали». После минутной паузы собеседник сообщил, что скоро прибудет и велел ждать.

Юноша чувствовал себя незаметным, легко вливаясь в толчею и теряясь в общей неразберихе. На базаре шла бойкая торговля рыбой и огромными креветками. Продавцы по традиции шумно торговались и тут же легко уступали в спорах, чтобы покупатели уходили довольные победой над ценами. Среди завсегдатаев рынка встречались мужчины в высоких тюрбанах и широких шароварах, пиджаках поверх длинных до земли рубах, расшитых цветных тюбетейках и пёстрых куфийях. Оживляли обстановку говорливые улыбчивые женщины в ярких масках и цветастых плащах.

Гарман прохаживался межу торговыми рядами, стараясь не выпускать из поля зрения вход в закусочную, и размышлял. Понятно, почему у бедуина пытались отнять злосчастную маску — вместо подлинного изделия покупателю собрались подсунуть хоть и качественную, но всё-таки подделку. Наверняка бы всё открылось, поэтому посредники решили таким оригинальным способом свалить вину на курьера.

Bahrain_Central_Fish_Market

С одной стороны, хорошо, что старики не решились вскрыть пакет и изучить содержимое, с другой — плохо, что новоиспечённый курьер знал о маске слишком много. Гарман не был уверен, что сумеет хорошо соврать, если обнаружат подмену, поэтому решил изображать неведение и как можно быстрее передать пакет получателю.

У входа в закусочную появился невысокий мужчина атлетического телосложения с повязанным на голове платком и в темных солнечных очках. Юноша подошел к капитану, безошибочно признав в нём бывалого моряка, и молча протянул тому рацию.

— Что с Салимом? — без предисловий и приветствий осведомился моряк.

— Лежит в лихорадке. Сейчас в Йезде. Он просил переправить меня в Бахрейн, — Гарман сверился с записями, чтобы не напутать. — Потом мне нужно попасть в Эль-Хубар.

— Покажи-ка документы, — протянул руку Юсуф. — Странное какое имя. То-то я смотрю, не похож ты на иранца. Индус что ли?

— Что-то не сходится. Тебе по документам всего семнадцать лет, — задумчиво проронил моряк.

Стройный и широкоплечий юноша действительно выглядел много старше. Его кожа оставалась светлой на солнце, а темно-синие глаза нередко вызывали недоумение и настороженность у собеседников.

— Ладно, бумаги я тебе сделаю, но будешь постарше.

— Имя придётся менять?

— Так и быть, оставим. Но только имя.

— Как скажете, Юсуф.

Капитан повел Гармана по извилистым портовым улицам, уверенно ныряя в узкие проходы между домами. Спустя четверть часа они оказались в крошечной фотостудии, где юноша позировал фотографу, немолодой женщине с гремящей связкой металлических браслетов на худых запястьях и татуировкой на пальцах рук. После Юсуф остановил такси на ближайшей площади, и они направились к причалам.

Длинный пирс плотно облепили разномастные суда и маленькие катера, попадались и очень красивые моторные яхты, и ржавые баржи с наваленными мешками. Среди множества тюков с сетями без устали, не разгибая спин, копошились матросы. Суда покачивались на волнах, размахивая флагами всевозможных стран и толкаясь бортами. Мелодичный перестук такелажа напомнил Гарману мотив, который выстукивал бедуин в ступке с кофейными зёрнами.

Наконец они подобрались к довольно крупной одномачтовой моторной шхуне. Парень поднялся на борт вслед за мужчиной, где их встретил боцман — невысокий смуглый человек с колючим взглядом из-под козырька оранжевой кепки, и два молодых парня в повязанных на головах платках. Капитан что-то отрывисто скомандовал матросам, после чего те исчезли.

— Иди с ним, — подтолкнул Юсуф парня к боцману и, сделав непонятный жест правой рукой, отдал распоряжение: — Парня не трогать, пусть пока сидит у меня в каюте и не высовывается. Пойду, оформлюсь. Загрузимся и завтра выходим.


Опубликовано 21 ноября 2013 г.