Роман «Дубликат»

Глава 7. Кража в Бахрейне

Странное дело, но юноша не чувствовал абсолютно никаких последствий от мучавшей его морской болезни. Один из матросов протянул Гарману курительную трубку, но тот смущённо отказался, не представляя, что с ней делать. Матросы переговаривались между собой на неизвестном пассажиру языке, только боцман иногда подгонял грузчиков, отдавая короткие команды по-арабски.

Послышался рокот мотора и к судну подошел катер с вооруженными пограничниками, среди которых находился улыбающийся и нарядно одетый Юсуф. Двое военных поднялись с капитаном на борт и прошли в каюту. Боцман с командой суетились около груза, аккуратно раскладывая его для досмотра — в пограничном катере на изготовке сидела собака. Через какое-то время Гармана позвали в каюту, где у него потребовали документы и бегло осмотрели содержимое сумки. Один из пограничников спросил иранца, куда тот направляется.

— Я ученик ключника Ахмеда бин Али из Йезда. По его просьбе мне нужно забрать редкие лекарства у его родственника в Эль-Хубаре. Мой учитель болен, у него астма, — произнес где-то вычитанное слово Гарман, заискивающе улыбаясь и недоумевая, где и когда он успел выучиться так гладко врать.

— Это пассажир, он не матрос, — подтвердил капитан.

— Тогда заберём его на сушу, чтобы не путался под ногами, — сказал пограничник, видимо старший по званию. — Вы ждите разрешения, к вечеру освободится место. Если всё будет в порядке, встанете под разгрузку. Пройдемте, осмотрим товар.

Гармана с вещами спустили в катер, а пограничники еще около получаса осматривали судно вместе с небольшой лохматой собакой, которую никак не удавалось выгнать из трюма. Юношу отвезли к стойкам контроля, где в очередь на проверку документов стояли пассажиры недавно прибывшего круизного лайнера. Юноша точно не знал, как должны выглядеть идеальные документы, но видимо именно такими его снабдил Юсуф. Без всяких заминок и придирчивого досмотра, быстро пройдя обычные таможенные процедуры, пассажир морского судна оказался на улицах Манамы.

manama_seaport_city

Денег ещё оставалось достаточно, поэтому уставший путешественник решил хотя бы на день подыскать маленькую гостиницу или комнату в каком-нибудь кафе. Подходящее место подвернулось через полчаса — на одной из улиц под большим навесом парень заметил вход в закусочную. Пройдя мимо гостей, отдыхающих на коврах за беседой, мальчик зашел в помещение, поприветствовал молоденького смуглого бармена и спросил ночлег. Хмурый парнишка молча протянул посетителю ключи и указал в угол зала с накрытыми столиками, откуда наверх вела крутая лестница.

Крошечная комната с небольшим окном под самой крышей показалась уставшему Гарману настолько уютной, что немедленно захотелось лечь и заснуть, не раздеваясь. Морская болезнь порядком измучила парня, непривычного к дальним странствиям и приключениям. Спустя несколько минут в дверь постучал тот, кого юноша посчитал барменом. Поставив на стол запотевшую стеклянную бутылку с холодной водой, он забрал протянутые доллары и также безмолвно удалился, чем заслужил уважение такого же немногословного постояльца.

Оставшись в одиночестве, Гарман облегчённо перевёл дух и позволил себе расслабиться. Он собирался побродить по Манаме, выяснить, как можно легко и просто добраться до Саудовской Аравии. Нужно было обзавестись более подходящей одеждой и купить с собой в дорогу продовольствие. Напуганный рассказами стариков, юноша хотел как следует подготовиться к встрече с неприветливой и опасной пустыней.

Ахмед предупреждал ученика, что путешественник должен иметь с собой самое необходимое, чтобы нашлось, чем угостить встречных и самому не пропасть. Вещи из сумки Гарман вытряхнул на узкую кровать, застеленную колючим верблюжьим одеялом. Всё оказалось цело, но вот пакет с маской был измят и чуть надорван, а сургучные печати на перевязях подозрительно болтались. Чувствуя неладное, парень медленно развернул бумагу.

Чувствуя неладное, парень медленно развернул бумагу. Вместо великолепной маски в ткань оказалась завернута чуть смятая медная тарелка. Кто и когда подменил содержимое пакета, юноша не знал — пока он безвылазно сидел в каюте, сумка спокойно лежала под топчаном. Ещё утром до приезда пограничников, он долго возился вместе с матросами на палубе, в то время как дверь в капитанскую каюту оставалась открытой нараспашку.

Гарман сомневался, что Юсуф имел отношение к пропаже — во время разгрузки трюма он отсутствовал на судне. Значит, кражу совершил боцман или кто-то из членов команды, но от этого легче не становилось. Ругая себя последними словами за безответственность, огорчённый юноша корил себя за потерю бдительности. Он даже не представлял теперь, с чего начинать поиски маски и стоит ли это делать вообще.


Опубликовано 21 ноября 2013 г.