Роман «Дубликат»

Глава 8. Восточный базар

Гарман не знал, огорчаться или радоваться пропаже маски. Вроде неплохо, что подделка, из-за которой чуть не погиб друг учителя, исчезла. Но вряд ли кто-то поверит незадачливому курьеру, кроме оставшихся в Йезде стариков, что посылку попросту украли. Припомнив обстоятельства кражи ключа из лавки, он чувствовал растерянность. Выходит, он напрасно рисковал, выручая контрабандиста Али, находясь на пиратском судне и предъявляя таможенникам поддельные документы.

Стечение обстоятельств или очередное испытание? Мысль о том, что всё подстроено, юноша отмёл сразу же. Интуиция подсказывала Гарману — кража была спонтанной и непрофессиональной. У Юсуфа и без него хватало проблем с грузом и судном. Капитан добросовестно выполнил обязательства по доставке пассажира в нужное место, и ронять репутацию из-за таких мелочей ему вроде было ни к чему. Если о маске никто не знал, то её могли украсть, полагая, что вещь дорогостоящая. Сделать это могли только матросы или, вероятнее всего, подозрительно неприветливый боцман.

Где теперь искать шхуну Юсуфа, юноша даже не представлял. Что он скажет капитану, и какой получит ответ на вопрос? «С маской придется, видимо, распрощаться. Без посылки к шейху лучше не соваться, — невесело размышлял огорчённый Гарман. — Нужно думать, как с проверенными документами попасть на Аравийский полуостров». Деньги остались целы благодаря поясу, подаренному старой заратуштрийкой в Кермане, но на что их могло хватить, парень представлял с трудом.

Он не испытывал облегчения, утратив маску, в создание которой вложил частичку своего таланта. Получилось, что он — никчёмный курьер, который провалил ответственное поручение. Гарман был страшно недоволен собой, но постарался успокоиться и взять себя в руки. Следовало приложить все усилия, чтобы достойно завершить миссию по доставке грааля и вернуть его на законное место.

Перед дальней дорогой юноша решил как следует выспаться, чтобы обдумывать план действий на свежую голову. Перед отъездом он хотел пройтись по Манаме, заглянуть на рынок, купить в дорогу всё необходимое и заодно расспросить местных о маршруте.

Всю ночь Гармана мучил кошмар, в котором он, как заведённый, прыгал с борта шхуны. Наплечная сумка цеплялась за поручни, из нее в воду падали ключ, чаша и маска. С капитанского мостика на него кричал бедуин, потрясая кулаками и требуя, чтобы парень нырял за утонувшим имуществом. Гаруша бросался в морскую пучину множество раз, выныривая с пустыми руками. Во время очередного погружения ему удалось найти на дне только ключ и чашу. В отчаянии нырнув за маской в последний раз, юноша наглотался воды и начал идти ко дну.

Проснувшись от ужаса в холодном поту, Гарман увидел, что наступило утро. Сон казался довольно загадочным, ведь заратуштриец не умел плавать, а в море окунулся впервые в Бендер-Аббасе. Удивительно, но в ночном кошмаре поначалу он держался на воде вполне сносно, умело набирая в лёгкие побольше воздуха, чтобы нырнуть как можно глубже. Пугающий сон, в конце которого юноша всё же утонул, не предвещал ничего хорошего.

Manama_street_trade

Спустившись из своей комнатушки вниз, он спросил у бессменного бармена, где находится центральный базар. Тот, всё так же сохраняя молчание, вывел постояльца на улицу и показал направление рукой. Мимо рынка пройти было невозможно — центральная часть города представляла собой сплошной базар, одновременно издающий тысячи звуков и распространяющий мириады ароматов. По мере продвижения к центру, на узких кривых улочках всё чаще попадались лотки с овощами и сладостями, лавки с разнообразными сувенирами и небольшие магазинчики.

Несмотря на ранний час, по улицам сновали толпы людей. Было на удивление много женщин с открытыми лицами и в платках без паранджи, мужчин в нарядных белоснежных одеждах, кричаще одетых европейцев и индусов. Среди многочисленных афганцев и темнокожих нубийцев часто встречались низкорослые люди с раскосыми глазами в широкополых соломенных шляпах. Здесь, на бескрайнем многолюдном рынке Манамы женщины наравне с мужчинами стояли за прилавками и торговались ничуть не хуже.

По тесным проходам между рядами лотков периодически проносились стайки худых и шустрых мальчишек, занятых какими-то своими делами. Дети навязчиво крутились рядом с разодетыми белолицыми европейцами и роскошно одетыми арабами, умело выпрашивая деньги у тех и других. К Гарману предприимчивые юные попрошайки не обращались, видимо, он не производил впечатления состоятельного господина.

Углубляясь все дальше в базар, ветвящийся проходами и нескончаемыми улочками, путешественник купил немного муки, кофе, инжира и кардамона. Через пару часов юноша почувствовал, что почти оглох от непривычного шума и музыкальной какофонии.

Казалось, каждый торговец считал своим долгом иметь в лавке собственное музыкальное сопровождение, привлекая внимание покупателей. То тут, то там слышались споры, громкие возгласы и перебранки чуть ли не на всех языках мира. Продавцы и покупатели горячо торговались, эмоционально и красноречиво спорили друг с другом, получая от процесса истинное удовольствие.


Опубликовано 28 ноября 2013 г.