Роман «Дубликат»

Глава 8. Восточный базар

Гарман все дальше углублялся в замысловатые лабиринты восточного базара, где под свисающими гирляндами товаров теснились лотки со специями и кофе, орехами и сладостями. Каждый свободный клочок пространства по всему рынку заполняли плотно примыкавшие друг к другу импровизированные прилавки и столики с сувенирами.

Продуктовые ряды постепенно перешли в вещевой базар, где продавали национальную и современную одежду, ковры и посуду. Изделия из текстиля и кожи висели высоко на верёвках, крючках и трубах — витрины достигали нескольких метров высоту, так что продавцам приходилось снимать одежду длинными палками. Покупатели перемещались по торговым рядам с высоко поднятыми головами, высматривая товары на верхних ярусах. В густой толпе подойти к шатким столикам и лоткам на противоположной стороне торговых проходов было практически невозможно, настолько плотно двигались два встречных потока людей.

Утомившись от толчеи, Гарман свернул на боковую улочку, где народу было поменьше. Заманчиво мигали разноцветными огнями вывески аккуратных магазинчиков, приветливо улыбались и зазывно нараспев о чём-то рассказывали продавцы. Спасаясь от шума и гама, юноша нырнул в ближайший магазин, заманчиво сверкающий блеском украшений и часов сквозь огромное витринное стекло.

watches_sale _shop_Manama

Очарованный зрелищем Гарман замер на пороге, разглядывая часы всевозможных видов. Сияющие стеклянные прилавки с наручными хронометрами, настенные часы и какие-то загадочные электронные устройства совершенно поразили воображение парня. Немолодой продавец тут же взялся предлагать юноше разнообразные часы с красивыми кожаными ремешками, надевая их на руки, показывая, как их легко заводить. Не прерывая свой монолог ни на секунду, часовщик рассказывал своему единственному в этот час покупателю, что его часы не боятся ни воды, ни жары, ни солнца, ни ударов.

Пока Гарман завороженно рассматривал циферблаты хронометров и следил за руками продавца, за спиной внезапно раздался звон разбитого стекла. Обернувшись, мужчины увидели, как из магазина удирают два мальчика. В обеих руках каждого были зажаты по нескольку пар часов. Не раздумывая ни секунды, ключник рванулся за воришками и нагнал их спустя десяток метров за углом, крепко схватив обоих за руки. Ему приходилось пресекать в «Голубиной башне» подобные попытки что-нибудь стащить, поэтому действовал он машинально.

Мальчики в унисон захныкали, умоляя их отпустить. Побросав на землю награбленное, они рвались из рук юноши, но его сильные пальцы сжимали запястья неудачливых охотников за ценностями, словно клещи. Подбежавший к ним продавец часов собрал разбросанный товар, после чего Гарман потащил упирающихся мальчишек обратно в магазинчик. Проходившие мимо люди останавливались, наблюдали за перебранкой, но мешать справедливому возмездию никто не спешил — воровство здесь осуждалось очень сурово, независимо от возраста нарушителей.

В магазинчике продавец надавал мальчишкам подзатыльников, заставил убрать осколки витрины и выгнал прочь. В благодарность за помощь он подарил Гарману скромные, но весьма добротные наручные часы с настоящим компасом на прочном кожаном ремешке. Юноше требовалась с собой в дорогу большая фляга и ножи, и часовщик посоветовал юноше сходить на Золотой рынок — действительно стоящие вещи продавались только там.

Гарман приобрел в небольшой аптеке на углу бинты, йод и обезболивающие таблетки в дополнение к травам Ахмеда. Теперь он полностью был экипирован для поездки в пустыню, осталось дело за малым — купить пару фляг для воды. Перекусив кебабом у небольшой жаровни прямо на улице, парень двинулся в направлении Золотого базара.

Переход между рынками был почти не заметен. Та же теснота, какофония звуков и настырные зазывалы, хватающие за руки прохожих, сменились лишь декорации на уличных витринах. Над головами покупателей свисали не ковры и рубахи, а гроздья медных ковшей, кофейников и чеканных медных тарелок. Продавали всё подряд — сбрую для верблюдов и лошадей, шкуры и кальяны, разнообразную керамику: от небольших чашек до гигантских глиняных кувшинов с росписью, тонкий фарфор и роскошные самовары ручной работы, ничем не хуже тех, которые Гарману приходилось чеканить с учителем.

Повсюду сверкали на столиках и позвякивали на шатких вертящихся стойках мелкие безделушки, брелоки, пепельницы и прочая мелочь, повсеместно встречались поделки из оникса. Ювелирные украшения, жемчуг, дорогие сувениры ручной работы из золота и меди, фляги и оружие продавались не на улицах, а в небольших магазинчиках.

Обойдя несколько таких ювелирно-посудных лавок, отбиваясь на ходу от навязчивых продавцов, Гарману удалось купить себе пару больших фляг и клинок в красивых ножнах, хоть и сувенирный, но вполне пригодный после хорошей заточки к делу. Ключник бродил по рынку уже полдня, попутно выяснив, что в Эль-Хубар можно добраться по новому королевскому мосту через Персидский залив либо на такси, либо на автобусе до Даммама. Оставалось найти автобусный вокзал и узнать расписание — местные торговцы отсоветовали ехать на такси: слишком дорого и небезопасно.

Внимание парня привлекла витрина магазина, где сиял огромный блестящий самовар с легко узнаваемой чеканкой калямзани, окруженный изысканными кальянами, также украшенными медными деталями ручной работы высокого качества. Полюбовавшись на витрину, Гарман поддался любопытству и вошёл внутрь.


Опубликовано 28 ноября 2013 г.