Роман «Дубликат»

Глава 23. Дворцовые тайны

Ночью Гарман спал беспокойно — сказывалось напряжение последних дней. Крошечная комната с маленьким окошком под самым потолком, куда его на ночь поместил Мансур, больше походила на тюремную камеру. Разметавшись на низкой кровати, юноша бредил, просыпаясь в холодном поту чуть ли не каждый час. Ему снился пыточный двор, где на двух соседних крюках были подвешены пленник и он сам.

Мужчина с окровавленным лицом раскачивался на связанных руках, стараясь дотянуться до Гармана, ругался и постоянно пинал того ногой в правое бедро. Изрыгая проклятия, он требовал, чтобы тот немедленно, пока их никто не слышит, сообщил, где спрятан ключ с планом пещеры. Помимо угроз в бессвязной брани пленника звучали нотки безысходности и отчаяния, словно тот пытался предостеречь юного мастера от непоправимой ошибки.

Очнувшись в кромешной тьме на полу после очередного пинка, юноша с трудом вспомнил, где находится. Саднил глубокий порез на правой ладони, побаливала ушибленная нога — Гарман неудачно приземлился на острые осколки разбитой чаши, выпавшие из-за пояса рубахи. Спрятав бесценные черепки грааля за подкладку баула, он поправил тщательно упакованный в ветошь дубликат чаши и вновь провалился в тяжёлый сон.

Теперь ему снилось, что в комнате турка он рисует на стене куском угля план резиденции. Всё время получалось что-то вроде звезды с двенадцатью лучами-проходами, но он никак не мог сообразить, где размещена лаборатория и в каком крыле здания расположена кухня. Стирая мокрой тряпкой схему с гладкой стены, на которой оставались грязно-серые разводы, Гарман принимался за рисование снова и снова. Он спешил — ему казалось, что вот-вот в комнату ворвётся Демир и разоблачит его.

Наступило утро, слабый свет проник сквозь окошко в комнату, окончательно разбудив юношу. «Для толкования таких снов помощь звездочёта не нужна, — подумал измученный парень. — А вот план дворца нужно зарисовать, пока помню». Разыскав в сумке обломок карандаша, он достал изрядно потрёпанный автомобильный атлас — другой бумаги не было. Несколько страниц в конце предназначались для записей, там чеканщик и принялся чертить план резиденции по памяти.

Дверь в комнату, к удивлению Гармана, оказалась незапертой, и он вышел в проход, примыкающий к одной из галерей. Перед тем, как попытаться бежать, следовало выяснить, где он находится. Вероятно, было слишком рано, потому что вокруг стояла тишина, и никто не встретился парню на пути к холлу с фонтаном. Юноше удалось определить галерею, ведущую к выходу из дворца по расписному потолочному плафону и особому орнаменту плитки.

Он двинулся в сторону столовой, держась ближе к стене и стараясь перемещаться бесшумно. Пройдя мимо тускло освещенной кухни, уставленной столами и полками с разной посудой, Гарман оказался перед узким дверным проемом с крутыми ступенями, уходящими по спирали вверх. Осторожно поднявшись по лестнице, он оказался перед неплотно прикрытой арочной дверцей, из замка которой торчала знакомая связка ключей. Эти были те самые ключи, которые он разглядывал, изучая содержимое сундука в комнате звездочета.

Прижавшись ухом к просвету между косяком и дверью, юноша расслышал мужской шепот и тихий женский смех. Что-то упало и покатилось, затем в резком выкрике он узнал голос Демира, но разобрать ничего не смог. Турок что-то быстро и горячо говорил собеседнице на родном языке. В ответ женщина возражала или просила о чем-то, во всяком случае, в ее голосе слышались плачущие нотки.

Взявшись за ручку и придерживая тяжёлую связку ключей, чтобы они не звенели, юный мастер попытался чуть шире открыть дверь. К счастью, створка отодвинулась беззвучно, и перед юным мастером открылась удивительная картина. В тесном помещении с единственным узким окошком лежал обнаженный турок, разметавшись на роскошном ковре среди десятков подушек разной формы и размера. Спиной к двери, стоя на коленях перед мужчиной, Айдын исполняла какой-то загадочный ритуал, раскачиваясь и протягивая изящные руки к потолку.

Из одежды на женщине не было ничего, кроме блестящих браслетов на щиколотках и искусно расшитого набедренного пояса с бахромой из крупных бусин. Роскошные черные волосы красавицы, подсвеченные трепещущим светом разноцветных масляных ламп, невесомой волной струились вдоль гибкого стройного тела. Чуть левее Гарман заметил выступающую часть металлического корпуса какого-то прибора, уходящего вверх к потолку.

Из одежды на женщине не было ничего, кроме блестящих браслетов на щиколотках и искусно расшитого набедренного пояса с бахромой из крупных бусин. Роскошные черные волосы красавицы, подсвеченные трепещущим светом разноцветных масляных ламп, невесомой волной струились вдоль гибкого стройного тела. Чуть левее Гарман заметил выступающую часть металлического корпуса какого-то прибора, уходящего вверх.

Очевидец свидания оказался в затруднительном положении, невольно раскрыв тайну турка. Айдын не могла быть сестрой Демиру, это было понятно даже юному мастеру. Вероятно, любовники тайно встречались в обсерватории, о которой ему рассказывал звездочет. Он не знал, радоваться или огорчаться тому, что узнал чужой секрет. Вряд ли новая информация могла помочь избежать смерти от рук преданного шейху слуги. Одно было ясно — турок немедленно уничтожит юношу, если застанет здесь.

entry_residence_Sheikh

Стараясь уйти также незаметно, как пришёл, чеканщик прикрыл дверь и спустился по лестнице. Крадучись по проходу, он испытывал необъяснимый страх, будто кто-то всё время следил за ним с тех пор, как он покинул свою комнату. Медленно проходя мимо кухни, юноша оглянулся на странный шорох сзади, когда сворачивал в галерею. Он никого не заметил, но почувствовал кожей, как из полутьмы от обсерватории его провожает пронизывающий насквозь взгляд.

Вернувшись обратно в каморку, Гарман сделал вид, что спит. Его одолевали сомнения, стоит ли сообщать Мансуру об увиденном. Наверняка сын шейха предупредит отца об обмане, попутно сводя счёты с тем, кто незаслуженно претендует на его место в семье. Срывать побег к пещере было нельзя, а это неизбежно произойдёт, если шейх с сыном объединятся против турка. Под горячую руку попадут все, включая звездочёта, Айдын и юного мастера. Свидетелей позора Иса в живых не оставит.

Долгое время за юношей никто не приходил, будто все забыли о его существовании. Сам Гарман тоже не спешил выйти из убежища, опасаясь столкнуться с Демиром. В середине дня появилась девушка, накануне подававшая им с сыном шейха пищу. Как обычно, не проронив ни слова и не поднимая глаз, она отвела чеканщика в кухню, где накормила и поручила следить за большим очагом во дворе.

Юный мастер с энтузиазмом принялся выполнять поручение, наслаждаясь аппетитным ароматом жареного мяса. На больших вертелах медленно обжаривались бараньи туши, которые ему следовало поворачивать над огнем и поливать жиром, стекающим в плоские глиняные миски. Со своей наблюдательной позиции Гарман видел, что в резиденции царила суматоха. Со стороны кухни то и дело выносили посуду, кувшины и бурдюки с вином, подносы с пищей, огромные блюда с фруктами, пухлые пакеты с зеленью и разную утварь.

Через двор в другое крыло столовое бельё и посуду переносили несколько девушек под руководством немолодой тучной женщины в бирюзовых одеждах, расшитых серебром. Пощелкивая в воздухе короткой плеткой с пучком кожаных ремней на конце, она покрикивала на кухарок, бросая косые взгляды на присматривающего за очагом Гармана. Сидя на корточках, тот крутил вертел и пытался сообразить, как исчезнуть со двора. Украдкой наблюдая за мечущейся с кухни во двор и обратно смуглой девушкой, он надеялся уйти вслед за ней в центральную галерею.


Опубликовано 28 февраля 2014 г.