Роман «Дубликат»

Глава 27. Хранители пещер

Бездыханного Насира уложили на красный ковёр в углу, после чего лекарь взялся осматривать ногу, даже не пытаясь привести несчастного в чувство. Раскрыв свой кожаный сундук, он достал связку длинных щепок, острый двусторонний клинок и пять керамических сосудов с закругленным дном. Маленькие гладкие чашки с закругленной горловиной, сделанные из темно-бурой глины, помещались в ладонь.

Гарман с беспокойством наблюдал за процессом лечения и, стараясь быть полезным, ни на шаг не отходил от проводника. Вместе с лекарем они перевернули больного на живот, сняли повязку, перетягивающую ногу под коленом. Жена хозяина принесла лекарю кувшин с водой и большую плоскую чашу, в которой тот вымыл руки, смочив клочок ткани в этой же воде, после чего тщательно протер укушенному икру и поясницу.

Юноша подумал, что сейчас станет свидетелем прижигания раны, как это делал при нём учитель Ахмед, но увидел иную картину. Взяв в руку глиняную чашку, лекарь поджёг щепу от стоящего рядом светильника и, нагрев воздух в сосуде, буквально приклеил чашку чуть выше укуса. Еще две чаши таким же образом он разместил вдоль икры, а оставшиеся были установлены на теле Насира чуть ниже пояса. Затем лекарь присел у изголовья больного, поднял голову к потолку и, вскинув ладони вверх, принялся шепотом читать молитву.

— Он выживет? — с тревогой спросил Гарман у Хафиза, спокойно наблюдавшего за манипуляциями врача.

— Ты знаешь ответ — на всё Его воля, — ответил мужчина, устремив мимолётный взор к потолку. Обращаясь к Мансуру и юноше, он сделал пригашающий жест: — Теперь мы можем приступить к трапезе. Угощайтесь, вы наверняка устали и проголодались.

— Благодарим за гостеприимство. Надежные стены, радушный и щедрый приём — лучшее, что можно встретить в горах, — хранивший до этого молчание Мансур старался быть доброжелательным, проявляя внимание и к угощению, и к дому хозяина. — Здесь очень уютно и красиво.

— Достойно принять гостей — добрая традиция здесь, даже если за пределами крепости ненастная погода, — дипломатично отвечал Хафиз.

— Что за странный способ лечения от змеиных укусов? — поинтересовался Мансур. — Помню, когда я был ребёнком, моей матери ставили хиджаму [44], но у неё болела спина от поднятия тяжестей.

cupping_treatment_east

— Кровопускание спасает от любых недугов. В этом деле важно знать места, откуда следует изгнать грязную кровь, — пояснил хозяин, поддерживая беседу. — Нашему лекарю при помощи хиджамы удаётся лечить даже одержимых.

— Можем ли мы чувствовать себя здесь спокойно? — счёл нужным поинтересоваться сын шейха, пытаясь прояснить обстановку.

— Безусловно. Гости моего дома всегда останутся в целости и сохранности. Но чтобы войти в пещеры, нужно внести плату. Это правило одинаково для всех, кто прибывает в Аль-Масхаш для перехода на ту сторону гор.

— Я готов, — оживился сын шейха, радуясь, что речь, наконец, зашла о деньгах. — Что происходит в селении, уважаемый? В палаточном городке много вооруженных людей.

— Так случилось, что Аль-Масхаш находится на нейтральных землях. Граница с Саудией проходит по противоположному склону русла. Проход через ущелье со стороны вади — наша территория. Люди приходят сюда, уверенные в неприкосновенности, за которую заплатили. Мы поддерживаем порядок у себя дома.

— Сообщил ли Гарман о цели нашего прибытия?

— Да. Но обсудим это позже, — хозяин бросил быстрый взгляд в сторону лекаря. — Надеюсь, ваш спутник оправится…

— Насиру не повезло, — отстранённо заметил сын шейха. — Он сообщил нам, что вход в ущелье оберегают хранители, взимая плату с каждого, кто прибывает в Бассамет.

— Так и есть. Хранителями пещер назначаются те, кто знает здесь каждую кочку, травинку и камень, то есть родившиеся на этой земле. Я — старейшина, хоть и достаточно молод для этого почетного звания. Но кто-то должен отстаивать интересы коренных жителей. Наш род живет здесь очень давно, обслуживая торговые караваны и обеспечивая кров путникам из далёких земель.

— Сейчас вместо караванов — отряды хорошо вооруженных воинов, — задумчиво протянул Мансур.

— Да, времена изменились. Но наши предки много веков брали платежи за постой. Теперь мы берём плату за ту же услугу и помогаем людям преодолеть подземные гроты. С каждым годом поток желающих пройти через наши пещеры из Йемена в Саудию и обратно растёт.

— Другого пути для перехода границы нет? — поинтересовался сын шейха.

— Есть, но добраться туда через горы непросто. Далеко и опасно. Здесь надёжно. Тишину и покой в Аль-Масхаш обеспечивает охрана, но это недёшево стоит. В этих горах не так хорошо вызревает урожай, а мой народ нуждается во многом, и в первую очередь в мире. Наши дети не должны жить там, где воюют и стреляют, поэтому мы берем высокую плату за проход через наши земли.

— Вам известно, что через ущелье уводят похищенных людей? — задал мучивший его вопрос ключник.

— Мы не вмешиваемся в дела гостей, — безразлично парировал Хафиз. — Установлена цена за каждого, кто идёт через подземный перевал. Исключений нет. Не в наших силах остановить так называемое паломничество, значит, следует извлекать выгоду.

— Уважаемый Хафиз, что случается с теми, кто не внёс плату хранителям? — продолжал расспросы Гарман, удивлённый порядками приграничного селения. — Вы убиваете их?

— Мы располагаем довольно обширными территориями не только на поверхности, но и под землёй. У нас в цене любые руки. Многие остаются здесь — теплые прочные дома, достаточно пищи и всегда есть, чем себя занять, — уклончиво ответил хозяин, невозмутимо продолжив трапезу.

— Теперь я понимаю, почему в Абхе мало кто знает о селении, — заключил Мансур, оценив откровенность хозяина, как знак доверия гостям. — Там называют этот горный перевал Басссамет, что означает «молчание».

Неожиданно Насир пошевелился. Сидящий рядом с ним лекарь прервал молитвы и принялся проворно снимать чаши с поясницы и повреждённой ноги. Вооружившись острым клинком, он начал делать мелкие надрезы на вспухших от плотно присосавшихся чашек участках кожи, после чего заново разогрел керамические сосуды и прикрепил их на прежнее место.

Спустя полчаса лекарь сцедил густую темную кровь, вытекающую из-под кромки глиняных банок, в плоское блюдо, перевернул больного на спину и смазал надрезы тёмной пахучей жидкостью из небольшого флакона. Прочтя короткую молитву и сложив инструменты в сундук, добродушный толстяк присоединился к трапезе, нахваливая еду.

Для Насира было сделано всё возможное, и Гарман перестал, наконец, винить себя в том, что проводник получил смертельный укус. Мысли юноши вернулись к дубликатам. Первую проверку искусно подделанный им ключ прошёл, но что последует, когда хранитель возьмёт в руки грааль и обман раскроется?

Доброта и радушие старейшины в собственном жилище ещё ничего не значили. Всё решится, когда Гарману придётся предъявить Хафизу копию чаши, тщательно воссозданную соседом-гончаром. Испытывая нарастающее беспокойство, юноша с тревогой ждал, пока хранитель найдет время обсудить детали путешествия к пещере и, наконец, укажет на дверь, которую отпирает загадочный ключ.


  • [44] Хиджама — лечение капиллярным кровопусканием, один из самых древнейших методов лечения разного рода болезней, который был известен на Востоке еще до нашей эры Назад

Опубликовано 30 марта 2014 г.