Роман «Дубликат»

Глава 17. Резиденция шейха

Вышло так, что юный чеканщик отправился в далекую чужую страну с тремя дубликатами, два из которых изготовил сам. С маской получилась странная история, и здесь он оказался создателем оригинальной копии редкого шедевра из частной коллекции. В обмане шейха молодой мастер виновным себя не считал, но тот мог отнестись к этому иначе. Гарман удивлялся, как при такой наивности и беспечности ему удаётся выкручиваться из всех передряг. «Глупцам везёт, — невесело думал он. — На это раз мне придётся очень постараться, чтобы унести ноги прочь из этой страны пустынь и верблюдов».

Тем временем Иса и Мансур отправились на прогулку в небольшой сад, разбитый за дворцом, чтобы побеседовать с глазу на глаз. Разлапистые длиннолистые пальмы и фруктовые деревья росли так близко друг к другу, что создавали зелёные своды над узкими аллеями, выложенными мелкими разноцветными булыжниками. Упавшие желто-коричневые пальмовые листья в тени казались разбросанными пергаментными свитками, которые с шорохом лениво переворачивал едва ощутимый ветерок.

В дальнем углу парка виднелся небольшой водоём, куда постоянно прибывала подкачиваемая насосами прохладная вода из подземных хранилищ, поэтому даже в самый раскалённый день в саду было не жарко. У водоёма радовали глаз раскрытыми бутонами роскошные розы, заботливо огороженные декоративными медными сетками. Едва слышное шарканье старомодных туфель шейха с острыми загнутыми носами, трепет струй поливальных устройств, щедро орошавших аккуратные газоны, располагали к спокойной беседе.

Persian_garden

Мансур, слегка прихрамывая, уже более подробно рассказывал отцу о своем путешествии в Европу, описывая каждый день, людей, которых встретил, попутно излагая свои взгляды на ситуацию. Иса любил детали, всегда внимательно, не перебивая, слушал собеседников, чтобы после сделать собственные и всегда безошибочные выводы из услышанного. Когда повествование завершилось, шейх спросил:

— Ты узнал, как мальчишка добрался до Саудии? Не нравится он мне. Что за странная история с чашей?

— Не до расспросов было, отец, — уклончиво ответил Мансур. — Чудом вырвались из пустыни, хорошо хоть аборигены незлобные оказались. А так, перерезали бы горло и закопали где-нибудь на берегу своей лужи.

— Думаешь, готовый курьер с заказанной для меня маской случайно тебе встретился? Не верю в совпадения.

— Никто не мог знать, где я оказался, когда разбил мотоцикл! — воскликнул сын шейха. — Это стечение обстоятельств и, поверь, весьма удачное. Я дома, жив и здоров.

— Ты притащил в дом чужака и оборванца! Я уверен, погоня подстроена и этот юнец — сообщник. Что же им надо на самом деле?

Собеседники свернули на дорожку, ведущую к водоёму. Из вороха жухлой листвы прямо перед носом у Мансура вспорхнула испуганная птица и скрылась в кроне персикового дерева. От неожиданности мужчина нелепо взмахнул руками, машинально закрыв ладонями лицо. Шейх даже бровью не повёл, подумав про себя, что если бы погоня увенчалась успехом, и нападавшим удалось подстрелить опытного охранника, то остальные сдались бы без боя.

— Я изумлён, маска поддельная, но видно, что сделана мастером, — поделился вслух огорчённый Иса. — На подлинник и не рассчитывал — его след утерян полвека назад.

— Много заплатил за эту безделушку?

— Денег не жаль, разве что следует наказать виновных, чтобы неповадно было. Надо же, поверил серьезным людям, а те юнца подставного прислали. Стыдно будет на празднике через неделю. Зря не послушал Демира, он ведь предупреждал.

— Да что ты носишься с этим шарлатаном! — ревниво воскликнул Мансур, услышав имя недруга. — Подумаешь, умный и всезнающий, со звёздами он, видите ли, разговаривает. Отец, ты пригрел на груди змею!

— Не прав, сынок, ой как ты не прав. Знаешь, меня сложно заподозрить в благородстве. Это слабость, недостойная воина Аллаха. Да, турок спас мне жизнь когда-то, но не в этом дело. Десятки раз его советы и предсказания уберегали меня от смертельных ошибок. Он весьма полезен мне.

— Прости, отец. Понимаю, Демир и его сестра — твои люди. Но мальчишку оставь, пожалуйста, мне! У него есть чаша, которую он тащит к Йеменским горам. Я нутром чую, что за этой убогой глиняной посудиной скрывается стоящая тайна.

Мансур всегда чувствовал себя рядом с отцом несмышлёным и неопытным мальчишкой, втайне восхищаясь этим человеком, завидуя его спокойствию и рассудительности. Его старшие братья больше походили на Ису, чем он, порывистый, абсолютно непрактичный и испорченный материнской опекой. Он уже стал взрослым мужчиной, но отец никогда не относился к нему, как к равному, никогда не спрашивал совета и не делился важными проблемами.

«Какой-то пришлый турок ближе ему, чем родная кровь!», — мысленно негодовал младший сын шейха, но изменить ничего не мог. В распоряжении Мансура было достаточно денег, чтобы удовлетворить любые прихоти, но ему хотелось не этого. Он ощущал себя дорогой игрушкой, наложницей в гареме, а хотел быть значительным и уважаемым человеком. Однако, ни братья, ни отец не видели в этом взбалмошном родственнике продолжателя семейных дел.

К возможности получить эликсир долголетия Мансур отнёсся более чем серьёзно. Владея знаниями и располагая техническими возможностями, молодой учёный рассчитывал открыть состав уникальной воды жизни. Он чувствовал, что этот секрет может сделать его знаменитым, если всё сделать правильно. Представляя себе, как он будет распоряжаться жизнью людей, сын шейха предвкушал славу и власть. Он мечтал добиться уважения уже немолодого отца, подарив тому здоровье и новые годы жизни. Мансур намеревался до конца биться за Гармана с его чашей.

— Не верю ни одному его слову, Аллах свидетель! — шейх остановился и посмотрел в сторону дома. — Привёз посылку — молодец. Зачем он нужен?

— Отец, прошу тебя. Оставь парня мне, хочу разобраться всерьёз.

— Лично меня древняя посуда не интересует. Ты знаешь — ни в какие чудеса я не верю.

— Дело не в чудесах, а в компонентах, — негромко произнёс Мансур, не рассчитывая переубедить отца.

— Ладно, развлекайся, пока твои старшие братья трудятся на благо семьи.

— Благодарю тебя! Ты же знаешь, от меня все равно толку мало, — обрадовался Мансур и, спохватившись, поинтересовался: — А что, хороший урожай винограда в этом сезоне?

— Да, розового вдвое больше. Финики тоже бьют все рекорды, ну да это теперь забота моего наследника, — задумчиво протянул Иса, дав понять, что разговоры окончены: Всё, пойду дожимать щенка. Меня интересует всё, что связано с этой искусной подделкой.

Шейх оставил сына и неспешно двинулся во дворец, размышляя о кровных узах. Он недоумевал, почему младший сын так не похож на него и своих братьев, такой нерешительный, увлекающийся всякой ерундой, непригодный ни к какому серьезному и прибыльному делу, вспыльчивый и злопамятный. Наверняка, всё дело во второй жене, так некстати покинувшей этот мир, когда мальчику едва исполнилось четыре года.

Иса плохо знал мать Мансура, которая провела в доме немного лет. Женщина редкой красоты и глупости, не промолвившая в присутствии супруга и полсотни слов, неизвестно, чья дочь, предложенная в качестве жены имамом. В доме всегда было много женщин, но Иса устал от постоянного внимания своих красавиц и в последние годы не женился, если жен забирал Всевышний. Сейчас хозяйством и слугами заправляла последняя из оставшихся жён, мать его старших сыновей. Мысли немолодого мужчины занимала турчанка Айдан, сестра Демира: «Как только разберусь с подделкой, надо будет позвать её и еще раз проверить сходство».


Опубликовано 21 января 2014 г.