Роман «Дубликат»

Глава 19. Гениальный шарлатан

Работа в покоях звездочёта шла полным ходом. Гарман возился с астрограммами, тщательно копируя арабскую вязь резцом, пока турок переносил контуры орнамента на чистые дощечки. Юноша не ощущал угрозы со стороны звездочёта, несмотря на то, что по приказу шейха тот убил бы его, даже не задумываясь. Напротив, тот вызывал симпатию, общаться с ним было легко, слушать — интересно. На вопросы Демир отвечал охотно и обстоятельно, не скупился на подробные объяснения и, казалось, проявлял интерес к общению с юным мастером.

Перескакивая с одной темы на другую, турок пытался попутно выяснить у чеканщика подробности о его путешествии в Саудию, на что неизменно получал пространные, но малосодержательные ответы осторожного чеканщика. Пару раз за день Демир отлучался по своим делам. Оставшись в очередной раз в одиночестве, юноша решил выглянуть в окно, подтащив к нему поближе большой сундук, стоящий у стены.

Заинтересовавшись содержимым, Гарман откинул массивную крышку. Тяжёлый короб из темного дерева был битком набит потрёпанными фолиантами, медными кубками разных размеров, резными шкатулками, свечами разных форм, клинками в ножнах и тарелками с росписью. На дне ящика обнаружилась внушительная связка ключей разной формы, скреплённых толстым металлическим кольцом. Большинство металлических болванок из желтого и светлого металла казались чеканщику смутно знакомыми — в мастерской частенько приходилось изготавливать дубликаты ключей самой причудливой формы.

Вряд ли разнокалиберные ключи использовались по назначению — огромная связка напоминала коллекцию старых отмычек от давно сломанных замков. Внимание юноши привлек длинный ключ с квадратным сечением, бронзового цвета с двумя прямоугольными отверстиями, в одном из которых болталось медное кольцо с ажурной насечкой и сквозными отверстиями. По периметру искусно обработанной вещицы располагались странные литеры — кольцо напоминало звено какой-то цепи и явно не предназначалось для ключа.

Взобравшись на сундук, Гарман принялся изучать внутренний двор резиденции. Окно в комнате выходило в парк, открывался панорамный вид на дорожки с рассаженными вдоль кустами, деревьями и пальмами. На прилегающей справа под прямым углом стене вдалеке виднелось несколько узких витражных окон, закрытых деревянными решётками с крупными ячейками. Вероятно, зарешёченные окна относились к женской половине резиденции — только в ту сторону мог вчера кричать звездочёт, вызывая сестру. Приглядевшись, парень заметил около последнего окна ряд металлических скоб, ведущих на крышу дворца.

Повернув голову влево, юноша увидел на расстоянии вытянутой руки точно такие же ступени-скобы, очевидно, не так давно вмазанные в стену: свежие следы строительного раствора отличались по цвету от выбеленной поверхности. С импровизированных лестниц рядом с оконными проёмами при желании можно было легко перебраться на ступени и попасть на плоскую крышу дворца. Гарман подумал, что в случае чего мог бы сбежать из-под надзора.

К Демиру весь день никто не приходил, кроме щуплой смуглой девушки в белом платье. Она принесла воду в пластмассовых бутылях, лёд в серебряной чаше, фрукты и лепёшки. Мужчины корпели над приглашениями, неспешно болтая обо всём подряд. Увлёкшись беседой, турок поведал о себе чуть больше, чем следовало. Сложно было найти более благодарного слушателя, чем жадно внимавший рассказчику Гарман. Новые люди в резиденции шейха появлялись нечасто и ненадолго, а звездочёт любил поболтать.

— Мой род очень древний, корни его теряются в веках, — хвастался турок. — Я потомок великого математика и астролога Кушчи, преданного друга и соратника великого астронома Улугбека.

— Уважаемый, к стыду своему, я ничего не знаю об этих великих людях, — полируя очередную дощечку, юноша поддерживал беседу, как умел. — Мне так интересно!

— Судя по всему, ты вообще мало что знаешь, — снисходительно отвечал довольный вниманием парня Демир. — Мой знаменитый предок был фаворитом турецкого султана Фатиха. Кушчи мог позволить себе изучать астрономию, писать научные труды, воспитывать учеников. Сквозь века мы, его потомки, пронесли искреннее служение науке астрологии.

Turkish_ancient_astrology

— Ты тоже владеешь гипнозом, как и твоя сестра?

— Да. Наследственная способность к гипнозу и удивительные тайные знания передаются в нашем роду из поколения в поколение.

— Откуда ты родом? — старался быть вежливым юноша.

— Я и моя сестра родом из Кахрамана. Давно я там не был, — задумчиво произнёс Демир, погрузившись в воспоминания.

Молодому турку удалось попасть в Европу и получить хорошее образование. Обосновавшись в Вене, он сделал неплохую карьеру благодаря уникальным математическим способностям и аналитическому складу ума. Конечно, не обошлось без помощи врождённой восточной хитрости и банального везения. До того, как оказаться у шейха, где астролог провёл последние пять лет жизни, он занимался своим весьма доходным, но несколько рискованным бизнесом.

В столице Австрии Демира принимали в светском обществе, где экзотические восточные астрограммы, прогнозы и предсказания пользовались бешеным успехом. Турок был вхож в дома многих коллекционеров и любителей музейных редкостей, что с успехом использовал, пока не столкнулся с проблемами.

В Вене Демир наладил связи с подпольными ювелирами и ремесленниками, которые на заказ могли изготовить идеальную копию практически любой музейной редкости, будь то дамасский клинок, византийская ваза или редкий комплект украшений из драгоценных металлов. Как правило, для продажи частным коллекционерам выбирался объект, числившийся как пропавший без вести.


Опубликовано 02 февраля 2014 г.