Роман «Дубликат»

Глава 19. Гениальный шарлатан

Уникальные реликвии и музейные шедевры после войн исчезали в частных коллекциях, след многих ценных раритетов был утрачен, чем успешно пользовались некоторые умельцы. Турок неплохо владел искусством восточной каллиграфии и в партнерстве с опытными помощниками из типографии мог изготовить художественный каталог или альбом, подделав либо издание полностью, либо одну нужную мошенникам страницу. Подмена музейных альбомов являлась делом сложным, но суммы, которые удавалось выручить за проданную по цене подлинника подделку, с лихвой покрывали все расходы.

Так случилось, что в один прекрасный момент обман раскрылся — немецкий коллекционер рискнул отдать купленный у предприимчивых искусствоведов старинный браслет и колье на экспертизу. Зная, что вот-вот будет разоблачён, Демир успел скрыться, так и не получив обещанного вознаграждения. Рассчитаться с мастерами и напарниками он тоже не успел — нужно было уносить ноги, поскольку влиятельный немец объявил настоящую охоту, обещая за голову турка солидное вознаграждение.

— Взгляни сюда, — звездочёт показал Гарману альбом с фотографиями редких и древних произведений искусства, хранящихся в запасниках самого крупного музейного хранилища в Австрии. Открыв книгу посередине, он продемонстрировал страницу с чёрно-белым изображением маски, лежащей перед ними на столе.

— Мне знакомы эти фото! Только здесь они не цветные и вдвое меньше, — Гарман разглядывал точные копии изображений, с которыми ему пришлось по заданию кузнеца в Йезде. — Так в атласе сфотографирован не подлинник? А где настоящая маска?

— Да кто её знает. Никто из коллекционеров на самом деле не видел маску богини Уни, только на иллюстрациях в старых печатных изданиях.

— Что за богиня? — полюбопытствовал юноша.

— Этрусская богиня Уни — покровительница власти. Как указано в справочниках, маску раскопали в турецком городе Демра полвека тому назад. Ценную находку обнаружили на месте древней столицы Ликии в скальных захоронениях.

— Выходит, оригиналу несколько тысяч лет? — предположил чеканщик.

— Думаю, никак не больше десяти веков. Правда, подлинника никто из ныне живущих не видел, а найденную археологами копию тут же украли. Милое дело работать с такими объектами.

— Как же тебе удалось сделать такие качественные фото не с оригинала? — удивился юноша и без того слушавший астролога с разинутым ртом.

— Да не было никакого оригинала! Найденная археологами маска такая же копия, только более поздняя. Аналог той самой этрусской. Понимаешь?

Etruscan_vase_goddess

— Теперь понимаю.

— Самую первую копию с копии я продал в Вене эрцгерцогу, как раз перед неудачей с браслетом. Но из его бункеров та маска никогда не выйдет на люди, уж очень он скрытный человек.

— Альбом что, тоже поддельный? — осторожно покрутил в руках книгу Гарман.

— Нет, с этой книгой всё в порядке. Пришлось выкрасть после сделки, на всякий случай. Но вроде пропажи никто и не заметил, у эрцгерцога начались проблемы, ему было не до того. Потом и я сбежал в Саудию, слава Аллаху, были сбережения, — турок любовался на маску, удерживая её в вытянутой руке: — И всё-таки у тебя золотые руки!

— Позолоту и камни не я делал, это кузнец наш. Наверное, — смутился польщённый похвалой юноша.

— Я преклоняюсь перед твоим талантом, парень, — искренне хвалил чеканщика турок. — Очень хорошая работа, мастеров такого уровня на меня работало всего двое. Жаль будет тебя убивать.

Услышав в очередной раз про свою скорую смерть, Гарман пришёл в ужас. Он наконец осознал, что напускная беззаботность и дружелюбие словоохотливого турка ровным счётом ничего не означают. Его действительно лишат жизни, как ненужного свидетеля, и через день даже не вспомнят имя чеканщика, воссоздавшего маску богини. Украдкой поглядывая на оконный проём с заветной лестницей, юный мастер принял решение спастись бегством, как только представится возможность. Взяв себя в руки, юноша улыбнулся звездочёту и продолжил слушать его откровения.

Разоткровенничавшийся Демир поведал молодому собеседнику, как удалось ещё в Австрии присоединиться к паломникам, направляющимся в Мекку. Вместе с ними он без особых приключений добрался до места, где произошло то, что приснилось ему в ночь перед самым побегом из австрийской столицы. В тот год в святых местах было очень неспокойно, то тут, то там вспыхивали беспорядки. Взвинченные обстановкой верующие раздражались и ссорились из-за любого пустяка, затевая ссоры и драки по любому поводу.

Турок прибыл к подножию горы в составе небольшой группы правоверных из Франции и Австрии. Спустя несколько изнурительных часов после начала восхождения за спинами двигающихся в плотной толпе паломников раздались громкие крики и ругань. Попытки утихомирить разбушевавшихся единоверцев успехом у окружающих не увенчались. В толпе началась паника и давка: идущие снизу напирали, не видя, что происходит впереди.

Зажатый паломниками Демир успел боковым зрением отметить, как невысокий худощавый мужчина из толпы с совершенно обезумевшим взглядом двинулся вниз, в самую гущу людской свалки, сжимая в руке клинок. Быть может, он решил наказать виновников безобразия или же, измотанный многочасовым переходом, не выдержал напряжения и сорвался.

Нападавший явно нацелился воткнуть нож в спину высокого крупного мужчины, с трудом выбравшегося из-под груды барахтающихся на земле людей и теперь стоящего лицом к подножию горы, подняв руки вверх. Его отчётливый громкий голос разносился по всей округе — люди перестали ругаться и осыпать друг друга проклятиями. Все начали постепенно вслушиваться в призывы о сохранении спокойствия и не осквернении святого места.


Опубликовано 02 февраля 2014 г.