Роман «Дубликат»

Глава 19. Гениальный шарлатан

Тем временем фанатично настроенный мужчина с перекошенным лицом, расталкивая встречных, неумолимо приближался к говорящему. Когда злоумышленник поравнялся с Демиром, тот успел машинально схватить нападающего за руку с клинком и выкрикнуть предупреждение оратору. Это и был шейх Иса. Обернувшись, он увидел, как занесённую в смертельном ударе руку перехватывает турок, как сошедший с ума паломник вступает с жертвой в ожесточённую схватку и наносит рану в предплечье. Очнувшимся от шока верующим удалось скрутить возмутителя спокойствия, а раненого спасителя увел с собой Иса.

pilgrims_climb_Makkah

С тех пор звездочёт и толкователь снов, как он сам себя гордо именовал, стал правой рукой шейха. Действительно преданный, хитрый и умный, он смог стать полезным и незаменимым для Исы. Возвращаться в Европу ему было нельзя, а здесь в резиденции его уважали и побаивались, к тому же жил он в полном достатке. Для высокопоставленных гостей, многочисленных родственников и друзей Исы турок делал предсказания на будущее, объясняя им сны и всячески развлекая. В его лице шейх нашёл верного слугу и ответственного исполнителя, который помогал найти выход из самых запутанных ситуаций. Спустя несколько лет верной службы хозяин не отказал Демиру в просьбе и разрешил приютить в резиденции сестру.

— Айдын ушла из дома мужа. Она жила недалеко от Демры, когда произошли неприятные события. Я имею в виду шрам на лице, — скупо, будто проговаривая заученный текст, пояснял турок ситуацию. — Маска — точная копия её лица, видишь?

— Да, пожалуй, — неуверенно промолвил Гарман. — А какая связь между маской древней богини и твоей сестрой?

— Никакой! Иса вознамерился взять Айдын в жёны. Нам немало пришлось потрудиться над этим, — на этой фразе звездочёт запнулся, но тут же продолжил, будто кроме юноши в комнате присутствовали другие слушатели: — Такому уважаемому человеку негоже брать в дом турчанку с обезображенным лицом, к тому же женщину с сомнительным прошлым. Согласись, ведь её красоту не портит даже шрам!

— Шрам сам по себе прекрасен, он завораживает! — с энтузиазмом воскликнул юноша, хотя внутри все сжалось от предчувствия беды. — Мне известно, как из неприятной и некрасивой на первый взгляд вещи делается шедевр. Вот и маска раньше была всего лишь медным листом, а теперь при должной обработке — произведение искусства. Хоть и копия с копии, но она завораживает!

— Это мы с шейхом придумали легенду для Айдын, — продолжал разглагольствовать турок. — Представь, как это символично: взять в жёны женщину с лицом богини — покровительницы власти. Кто может похвастать такой экзотикой?

— Придумано неплохо, — высказал одобрение Гарман, мысли которого были заняты поиском выхода из опасной для его жизни ситуации.

— Скоро праздник и все смогут насладиться зрелищем. Гости станут свидетелями торжественного события — я буду рассказывать им будущее по снам, указывать на путь, проложенный звёздами к их именам. Маска — важный атрибут ритуала, а сестра будет ассистировать мне. Все обязательно заметят сходство, главное преподнести это как следует. Остальное — забота Исы.

— И часто ты устраиваешь такие представления?

— Когда нужно достойно и загадочно обставить некоторые дела хозяина, — ухмыльнулся турок.

— Скажи, почему ты всё это рассказал мне? — глядя в глаза Демиру, внезапно спросил Гарман.

Опустив глаза, турок медлил с ответом, занявшись упаковкой дощечек с астрограммами в расшитые золотом мешочки. Внезапно за дверью послышался какой-то шум, а из окна донеслись резкие возгласы мужчин.

— Просто захотелось с кем-то поболтать, — беспечно ответил Демир, прислушиваясь к доносившимся снаружи звукам. — Тебе жить-то осталось немного. Не так давно я растолковывал Исе какой-то очередной сон. Получилось, что в доме появится некий опасный человек и принесёт с собой очень ценную вещь. От злодея, конечно, следует как можно быстрее избавится. Всё! Заболтался я с тобой, пойду, гляну, что там стряслось.

— Подожди, это про меня, выходит? — вздрогнув, юноша неловко повернулся и со стуком уронил на пол дощечку. — А что, и правда, так сон толкуется?

— Откуда я знаю? Говорю же тебе — работаю здесь предсказателем и толкователем, — с этими словами Демир сдернул со стены плётку с длинной костяной рукоятью, взял тяжёлую связку ключей из сундука и, надев феску, умчался.

Оставшись в одиночестве, запертый в комнате Гарман принялся размышлять над своей судьбой. Он чувствовал себя обманутым младенцем, которого водят за нос и чем дальше ведут, тем мрачнее перспективы. Сначала старики в Йезде использовали его для решения своих проблем, теперь звездочёт шейха с его помощью устраивает свои семейные дела. Единственным человеком здесь, на чью защиту и покровительство мог рассчитывать юноша, надеясь спасти свою жизнь, был Мансур.

Можно было попытаться сбежать из резиденции, бросив чаши здесь — может быть, его тогда и не стали бы искать. С другой стороны, Гарман не знал, куда идти и что его ждёт за воротами дворца. Больше, чем угрозы со стороны шейха и его верного пса, юношу пугала возможная встреча с разъярённым преследователем, который, как выяснилось, гнался именно за ним. Плохо было то, что сын шейха не давал о себе знать, и чеканщик подумал, что надо сначала разыскать Мансура, прежде чем спасаться бегством.

Вытащив из баула чаши, юный мастер внимательно их осмотрел и вновь не обнаружил существенных отличий, разве что экземпляр, подаренный бедуинами, казался чуть более темным и шершавым на ощупь. Скосив взгляд на свои часы, лежащие на столе вблизи граалей, он обратил внимание, что крошечная стрелка встроенного компаса отклонилась в сторону.

Заинтересовавшись непонятным эффектом, юноша принялся подносить часы то к одной, то к другой чаше — вблизи сосуда без ручки стрелка компаса чуть сдвигалась на едва заметное расстояние. На целую чашу с меткой гончара компас не реагировал, словно подтверждая, что это дубликат, сделанный из другой глины. Обнаруженный Гарманом факт мог иметь значение для раскрытия тайны грааля, и об этом нужно было как-то сообщить Мансуру.


Опубликовано 02 февраля 2014 г.