Роман «Дубликат»

Глава 28. Нейтральная земля

Лекарь покинул дом Хафиза, пообещав вернуться и проведать больного ближе к ночи. Затем хозяин дома принял у Мансура плату, причитающуюся за пребывание в Бассамете двух персон, и увёл юношу с собой. Оставив сына шейха с Насиром, мужчины спустились на второй этаж, прошли по узкому коридору и оказались в небольшой комнатке без окон.

В помещении Хафиз зажёг кованый ажурный светильник, свисающий с потолка. Дрожащее пламя фитиля проникало сквозь прорези корпуса лампы, украшая стены диковинными фигурами. Гарман с неподдельным интересом рассматривал хитросплетения узоров и потемневшую от времени высококлассную чеканку, с большой любовью и тщанием созданную мастером своего дела. Он не знал, как скоро ему доведётся держать в руках привычный инструмент, по которому он успел соскучиться за долгие дни своего пути.

Сумрачное помещение было сплошь заставлено массивными деревянными ящиками, плотно набитыми коробками, старым оружием и каким-то предметами неизвестного назначения. По беспорядку и слою пыли юноша догадался, что хозяин не часто заглядывает в тесную кладовую.

На невысоком столике, вытянутом вдоль шершавой каменой стены, возвышалась покосившаяся стопка расписных блюд с потрескавшейся от времени эмалью. Остальную поверхность стола занимала пара глиняных кувшинов с небольшими ручками-петлями у самой горловины, горшки разной формы, плоские чаши и другая утварь. Запылённая коллекция старой посуды, беспорядочно расставленная на грубой столешнице, выглядела скоплением бесполезных в хозяйстве вещей.

Vintage_ceramic_white_clay Arabia

Внимание Гармана привлёк сосуд, напоминающий по форме грааль, но значительно больших размеров и без следов каких-либо ручек на узкой горловине. Сдержав порыв немедленно выяснить у хозяина назначение чаши, юноша принялся осматривать тесную комнату. Когда высоко под потолком он разглядел около десятка вбитых в стену ржавых крюков, его сердце застучало сильнее. На трёх из них висели точно такие же на вид ключи, как и тот, который он в эту минуту сжимал в руках.

— Чьи это ключи? — с трепетом спросил юноша. — Что за двери они открывают?

— Мне неизвестно, — ответил Фейсал. Его голос звучал глухо и отстранённо: — С тех пор, как умер отец, мне никто не приносил никаких ключей. По правде сказать, я до конца не верил, что кто-нибудь явится с ключом, да ещё и будет рваться к источнику с риском для жизни. Уж больно похожа вся эта история с напитком долголетия на выдумку.

— Хафиз, но я своими глазами видел, как старый учитель буквально ожил у меня на глазах! — воскликнул Гарман. — Поверь, он был действительно немощен и болен до того, как выпил несколько полных чаш целебной воды! Салим, друг учителя, рассказывал мне, что его спасла от неминуемой смерти вода из источника жизни.

— Не стану спорить с тобой, юный хранитель. Ты не беспокойся: я в точности исполню то, что обещал отцу, да будет милостив к нему Всевышний, — смиренно проговорил чем-то озабоченный хозяин. Подумав, он продолжил: — Возможно, на этих крюках ключи тех, кто не вернулся от источника.

— Мне рассказали, что уважаемый Фейсал прожил такую долгую жизнь благодаря чудесному напитку. Разве смотрители не одаривают ключами людей, достойных владеть тайной долголетия?

— Увы, у меня нет таких полномочий. Отец лишь поручил мне во всём содействовать тем, кто принесет ключи.

Гарман был разочарован, если не сказать больше. Стоило ли преодолевать столько трудностей и опасностей в пути, чтобы прийти, в конце концов, в заброшенную деревню на краю мира, где никого не интересовал эликсир молодости. Юноша чувствовал, что смотритель чего-то недоговаривает, однако, не мог заставить старейшину рассказать правду. Складывалось впечатление, что в горном селении сакральной тайной владели сегодня лишь потомки Фейсала. Некстати появившемуся новоявленному владельцу ключа, к тому же дубликата, оставалось действовать на собственный страх и риск.

— Нам нужно попасть в пещеру с источником воды жизни, — твердо заявил Гарман. — Только вы можете указать туда дорогу.

— В обмен на этот ключ я дам тебе карту, оставленную отцом. Там отмечен недоступный сейчас вход в шахту, и зона, где должен находиться ещё один лаз на нижние ярусы. Я там не был, отец всегда сам водил в пещеру своих друзей.

— Жаль, что проход недоступен. Для многих страждущих возможность излечения целебной водой стала бы истинным подарком, — продолжал убеждать собеседника юноша, надеясь прояснить истинную причину сопротивления Хафиза.

— Только тысяч паломников, жаждущих бессмертия, нам здесь не хватало! — раздражённо воскликнул мужчина. — Мы и так едва справляемся с потоком желающих перетаскивать всё подряд через перевал. У нас и так проблемы с продовольствием, многие беженцы задерживаются в нейтральной полосе надолго.

— Уважаемый, я не знал об этом, — огорчённо ответил Гарман, живо представив себе толпы людей, заполняющих улочки небольшой горной деревни.

— Пока мы держим всё под контролем, но никак нельзя допустить огласки! — в словах старейшины звучало искреннее негодование, а в глазах промелькнул страх. — Мы потеряем нашу землю! Нас стряхнут со склонов этих гор, как песок пустынь! Ты — один из немногих, кто посвящён в секрет. Ты сохранишь тайну?

— Да. Я понимаю и принимаю ответственность, — истолковав слова Хафиза как угрозу, Гарман старался говорить уверенно: — Мы доберемся до места, оставим грааль у источника и вернёмся.

— Но ваш спутник еще не оправился, — поднял бровь хозяин.

— Насир дождётся нашего возвращения в вашем гостеприимном доме, если позволите. Мы пойдем к источнику вдвоём.

Скрывая волнение, Гарман протянул смотрителю дубликат ключа, но тот даже не стал рассматривать его, молча повесив на свободный крюк. Юноша отчётливо понимал, почему Хафиз так настойчиво желает забыть о секрете бессмертия, оставленном предками. Чужие люди, которые придут на поиски священного источника, неминуемо нарушат сложившийся на нейтральной земле порядок. Смотрители не только потеряют стабильный заработок на контрабандистах, но и уничтожат немногочисленных жителей древнего селения.


Опубликовано 25 апреля 2014 г.