Роман «Дубликат»

Глава 28. Нейтральная земля

— Нет. Ночью снаружи намного холоднее, но учтите — в пещерах высокая влажность. Не забудьте веревку, крюки и факелы. Погасите их, когда будете прятаться, а потом зажжёте снова.

— Точно! Фонаря надолго не хватит, нужно запастись керосином и розжигом.

— Я предоставлю всё, чего недостаёт, — успокоил мужчину Хафиз, задумчиво глядя на притихшего в углу комнаты Насира. — Вы ведь вернётесь, как только обнаружите искомое?

— Уважаемый, я лишь сопровождаю моего юного спутника и не намерен задерживаться в подземелье ни одной лишней минуты, — проникновенно заверил смотрителя Мансур, украдкой бросив взгляд на задумавшегося заратуштрийца.

— Надеюсь, что больной окрепнет, чтобы проводить вас обратно в висячую деревню. Здесь в Бассамете, как вы его называете, обычно не задерживаются больше, чем на трое суток. Такова традиция.

В палаточном лагере на окраине деревни проживали беженцы и семьи боевиков, которые облюбовали неприступную горную деревню в качестве места временного отдыха. Не так давно перестрелки и нападения пришлых боевиков на жителей селения были обычным делом. Сейчас на территории Аль-Масхаш воцарился хрупкий мир и спокойствие, старательно поддерживаемое многочисленной охраной.

Патрульные отряды, сформированные из местных жителей и тех, кто остался на нейтральной земле по разным причинам, охраняли все подступы к селению. С другой стороны горы также были выставлены посты, чтобы оградить подземные тоннели от перебежчиков из Йемена.

Village_guards_neutral_ground

Чужаки не могли проникнуть на территорию селения или покинуть её без ведома охраны. Для этого каждому на руку ставили печать. Оттиск в виде особого знака, походившего на какую-то древнюю литеру, наносился на кисть правой руки стойкими чернилами. Хафиз снабдил метками руки своих гостей:

— Без такого пропуска вы не сделаете и шага вблизи перевала. На постах у входа круглосуточно дежурит вооружённая охрана. Проводник предупреждён, вы cможете не контактировать с группой и держаться позади.

Гарман не принимал участия в сборах, боясь показать смотрителю поддельный грааль. Он опасался разоблачения и гнева Мансура, который не знал, что турок в лаборатории разбил подлинник. Своими наблюдениями о том, что в домах жителей Аль-Масхаш много подобной керамики, он тоже делиться не собирался. Юноша с грустью вспоминал фанатичного бедуина, замученного людьми шейха и напрасно отдавшего свою жизнь за не нужную никому здесь тайну долголетия.

Гарман был рад, что удалось сохранить при себе три небольших осколка сосуда из лаборатории, в составе глины которого обнаружились особые химические соединения. Теперь оставалось найти ту самую сталактитовую пещеру. В бауле по-прежнему лежали часы с компасом, пустая фляга и маленький узкий клинок, который юноша взял в покоях звездочёта. В атласе мира между страниц чудом сохранилось немного американских долларов.

Только сейчас, перед походом в подземелье, юный мастер осознал, что больше всего на свете ему хочется остаться один на один с этим бескрайним миром. Путь к источнику стал для него чем-то вроде испытания. Он должен был его пройти, чтобы обрести истинную свободу.

Разбудив гостей ещё до наступления рассвета, Хафиз вручил им небольшие деревянные факелы и отвел к палаточному городку. Мансур с заметно похудевшим рюкзаком и Гарман с неизменным баулом присоединились к группе из восьми человек. Отряд возглавлял коренастый бородатый проводник с традиционной джамбийёй на поясе и большим переносным фонарём в руках.

Кроме двух итальянцев с надетыми на головы мешками и связанными за спиной руками к походу готовились шестеро вооруженных автоматами мужчин. Переодетые в камуфляжную форму боевики были экипированы объемными, чем-то плотно набитыми рюкзаками и факелами. Казалось, заложники смирились со своей участью, только молодой итальянец что-то отчаянно выкрикивал сквозь грубую ткань.

— Ты можешь разобрать, что он говорит? — шепотом спросил Гарман у спутника.

— Страшно ругается по-итальянски! — прошипел в ответ сын шейха. — Надвинь свою чалму пониже на лоб, и держись позади меня! Хочешь всё сорвать? От одного твоего подопечного избавились, слава Всевышнему, так теперь с этими проблемы.

Наконец, группа покинула селение и вслед за проводником направилась вдоль основания горы по широкой тропе, поднимающейся по пологому склону. Подъем вверх проходил достаточно медленно, приходилось пробираться по выступающим горным террасам через аккуратные посадки местных земледельцев. Когда половина пути была позади, из-за горной гряды медленно выплыло солнце, осветив заснеженные вершины гор.

Замыкающий процессию Гарман обернулся, чтобы окинуть взглядом прекрасную зелёную долину, распластавшуюся внизу. Сверху селение казалось совсем небольшим — виднелись лишь плоские крыши-террасы неприступных домов, крошечные фигурки людей на узких улицах и цветущие поля, причудливым орнаментом опоясывающие горный оазис.

Сердце юноши на мгновение сжалось от нехорошего предчувствия. В последнее время они с Мансуром не обсуждали, что станут делать после того, как достигнут цели. Умалчивая о своих личных стремлениях, попутчики старались не обострять и без того натянутые отношения друг с другом. В быстро меняющейся ситуации каждому приходилось делать выбор, последствия которого предугадать было невозможно.

Юному мастеру пришлось прочувствовать на себе тяготы неволи и повидать множество разных людей. За его плечами осталось много сотен километров нелёгкого пути, но чеканщик терялся в догадках. Почему он не встретил ни одного человека, который всерьёз бы поверил в секрет долголетия? Бесспорно, Мансур спасал его от бед, упорно шёл с ним к пещере, но явно преследовал свои цели. Уставший от скитаний и постоянного бегства Гарман теперь знал наверняка, зачем судьба привела его в Бассамет.


Опубликовано 25 апреля 2014 г.